О границах, о статусе, в котором будут неказаки в Казачьем государстве, о казачьем нацлидере.

казак-горнист

Сейчас многие начинают постигать ту истину, что история всё же не борьба классов, а состязание и сотрудничество народов.

Ю. Каныгин. “Вехи священной истории”.

 

Нет в человеческой истории ничего более непостоянного, чем государственные границы. И хотя в каждый конкретный момент все соприкасающиеся и даже отдалённые друг от друга субъекты межгосударственных отношений клянутся в их нерушимости, и у всех на руках имеются документы, подтверждающие признание этих границ всеми другими сторонами, но стоит лишь хорошенько дунуть ветру Истории – и фьюить! Где эти границы? Куда они, всеми признанные, подевались? Да они уже совсем в другом месте! А то бывает и радикальней, когда приходится задавать уже другой вопрос: а где же сами государства, которые находились в тех, когда-то признанных всеми, границах?

Ныне мир опять, как это не раз уже было в истории, вступил в фазу, когда многие границы начали и какое-то время ещё будут продолжать трещать, ломаться и деформироваться. Мир вступил в очередную глобальную перестройку всех взаимоотношений. Мы видели это и на примере бывшего СССР, и на примере бывшей Югославии, и на примере появления в Африке ранее не существовавшего государства Эритрея. Мы видим это и на примере титанических усилий по подавлению 10-миллионного уйгурского (тюркского) населения в китайской провинции Синьцзянь, которая без массовых репрессий и тотального контроля над всё и вся со стороны китайских властей уже стала бы отдельным государством и провела бы такую же “нерушимую”, как и прочие, границу между собой и Поднебесной империей.

Поэтому говорить казакам сегодня о будущих границах своего государственного образования столь же бессмысленно, как и вредно для своих же собственных интересов и целей. Бессмысленно потому, почему мы изложили выше, а вредно потому, что лишь погрузит в споры и ссоры с возможными союзниками-соседями и превратит всё в театр абсурда и “спор за шкуру неубитого медведя”. В споре о границах чего-то несуществующего можно лишь предаваться воображению. Но точно так же может предаваться воображению и твой сосед. Но за всем этим в любом случае не стоит никаких реальных решений, поступков и последствий. А последние возможны лишь тогда, когда для них сложатся соответствующие обстоятельства.

Большой умница Талейран, сумевший оставаться главным дипломатом Франции при совершенно разных правительствах, учил своих подчинённых никогда не поддаваться первым эмоциям в спорах, потому что они – самые искренние и потому, как правило, приводят к самым худшим результатам. И именно потому, что Талейран сам никогда не поддавался первым эмоциям, а начинал говорить только после того, как хорошенько обдумает всю ситуацию, взвесит на весах рационального решения (выгодно-невыгодно) все факты и доводы, отложив эмоции в сторону ввиду их непродуктивности, он оставался самым великим дипломатом своего времени и сумел благополучно не только просто пережить Наполеона и Людовика XVIII, но и быть им крайне нужным.

В настоящее время ответственным лицам Всеказачьего Общественного Центра (ВОЦ), которым необходимо принимать важные решения, советы Талейрана, наложенные на сформулированную Главную Цель Казачьего Народа, крайне упрощают задачу поиска рационального решения в любой затруднительной ситуации. В том числе и в таком сложном, этнически переплетённом регионе, как Кавказ. Достаточно лишь мысленно взвесить, насколько то или иное решение соответствует триединой стратегической Главной Цели казаков: международное признание их народом, создание казачьего национально-государственного образования, становление широкого местного самоуправления в казачьем национально-государственном образовании. Всё, больше ничего и не надо! Всё остальное – лишь частности и детали, может и важные, но вторичные относительно Главной Цели. Тут только остаётся правильно подобрать очки, когда надо будет рассматривать шкалу весов, чтобы не ошибиться с диоптриями линз.

Это что касается современных совершенно бесплодных и абсолютно бессмысленных споров между упёртыми казаками и столь же упёртыми неказаками о границах возможного казачьего государства, если оно вообще когда-то состоится. Но продолжим.

В конце XIX века многомудрый прусско-германский канцлер Отто фон Бисмарк, которого сегодня вполне могли бы назвать политическим аналитиком, говорил, что в политике главное учитывать не то, что есть в настоящий момент, и не обещания, даваемые кому-то кем-то, а возможный к реализации потенциал развития событий. В свете загнанного криминальной “элитой” Российской Федерации в беспросветный экономический, социальный и политический тупик этого государственного образования, представляется такой “возможный к реализации потенциал развития событий” в РФ, который повторит случившийся в 1991 году распад СССР на ряд суверенных новых государств. (Но если быть точными, то где-то новых, а где-то и восстановленных старых). Об этом “потенциале развития событий” уже просто криком кричат аналитики, эксперты и прогнозисты-футурологи буквально всех существующих в стране общественно-политических взглядов, предпочтений, течений и настроений – от либералов-западников и патриотов-державников до национально и регионально ориентированных граждан. А совершенно необъяснимая на взгляд рядового гражданина РФ серия крайне непопулярных инициатив властей в отношении так называемого “ядерного электората” нынешнего президента и вообще всего населения (замораживание пенсий, переросшее в повышение пенсионного возраста, повышение налога на добавленную стоимость, введение налога на “самозанятых” и всё это – на фоне роста стоимости жизни и повышения розничных цен и коммунальных тарифов) создаёт впечатление, что кто-то из “башен Кремля” повёл подковёрную борьбу на устранение Путина от власти.

Тут приходит на память, что и в феврале 1917-го на подъездных путях к начинавшему испытывать нехватку хлеба Петрограду кто-то задерживал и не пропускал в столицу составы с этим самым хлебом. Вспоминаются также и факты из 1989-91 годов, когда тележурналисты то там, то сям обнаруживали огромные свалки из доброкачественных продуктов, в то время как полки продовольственных магазинов по всей стране опустели…

Короче говоря, ситуация очень напоминает канун больших перемен. Но будет ли он мирным переходом власти от одной группы воров к другой или выльется в активное вмешательство снизу? Это нам ещё предстоит увидеть, но не хотелось бы вновь упустить хоть какой-то шанс изменить свою жизнь к лучшему, который всегда (!) предоставляется Историей в свои переломные моменты. Поскольку же нас заботит в первую очередь именно то, что может произойти в таком случае с Казачьим Народом, мы и посмотрим на ситуацию с казачьей точки зрения.

Итак, то, что нынешней РФ предстоит распад и раздел на разные территории – это огромнейшая вероятность. Совершится ли она на самом деле или всё же нет – это, как говорится, второй вопрос, но сама вероятность такого развития событий, повторимся, в силу ряда очень многих причин, несомненно, имеется. Это, по Бисмарку, “возможный к реализации потенциал развития событий”, который необходимо учитывать. Вот и попробуем его учесть. Что же тогда произойдёт?

Л.Н. Гумилёв писал о таком явлении, как этнокультурная доминанта. То есть нации, говорил он, пока они живы, и пока у них остаются хоть какие-то жизненные силы, всегда действуют в одном и том же ключе, характер этих этнокультурных доминант не меняется. Но что это за доминанта такая?

А вот что. Если нация находится в подчинении другой, она мечтает освободиться. А если она свободна, то мечтает стать более могучей и подчинить себе другую. Так, к примеру, в нынешней Румынии многие хотят создать “Великую Румынию”, включив в её состав Бессарабию. В Польше многие хотели бы восстановить когда-то бывшую “Вельку Польску от можа до можа” (“Великую Польшу от моря до моря”). То есть от Чёрного до Балтийского. И такая этнокультурная доминанта присуща всем без исключения народам, включая даже далёкую от нас территориально, психологически и исторически Африку. Там тоже народы стремились сперва освободиться от колониальной зависимости, а получив свободу, тут же погрязли в этнических столкновениях и войнах, где одни племена стремятся стать более “великими”, чем другие, а эти другие опять хотят освободиться от появившихся новых “великих”. Смягчающим фактором этнокультурной доминанты для многонациональных сообществ является лишь реальная федерализация и реальное местное самоуправление. Но Российская Федерация является федерацией лишь по названию. На самом деле это унитарная государственная система с бесправным подобием самоуправления. И таковое общее правило лишь подтверждается наличием исключения в виде Чечни.

Сегодня мы можем с огромной долей вероятности предположить, что в случае крушения РФ роль либералов-западников и патриотов-державников отойдёт на задний план, а первым станет вопрос интересов живущих в пока единой стране различных народов и народностей. Общее движение которых я назвал ранее “многонационально-освободительной борьбой” и считаю такое определение весьма точным отражением реального положения вещей в такой многонациональной стране, как Российская Федерация. Ведь и кавказские народы, и поволжские татары, и забайкальские буряты, и заполярные якуты, и северяне-поморы, да и многие другие – у всех у них, по большому счёту, имеется национально ориентированная часть общества, которой не чужды идеи собственного национально-государственного приоритета перед имперским диктатом Москвы.

Однако всё это, как говорится, в чистой теории. На практике же может появиться что-то такое, что осложнит и скорректирует нарисованный мною вероятный расклад сил. Например, помощь какому-то общественно-политическому направлению извне, со стороны иностранных государств. Рассмотрим такую вероятность, как вполне допустимую. Но при этом, прежде всего, следует ясно понимать, что Запад не станет никогда помогать никому из противников режима РФ до тех пор, пока этот режим сам не обрушится и даже наоборот, будет скорее помогать режиму удержаться на плаву до самой его кончины. Это моё утверждение, скорее всего, кому-то покажется, в условиях нынешнего противостояния и наращивания экономических санкций, невероятным, но это именно так. Причина этого всё в том же, почему Запад не желает, при всей своей военной мощи, вообще связываться в силовом столкновении с РФ – наличие здесь ядерного оружия.

Запад почти панически боится возможного хаоса на территории РФ в случае её кончины, поскольку ядерные арсеналы наверняка расползутся по нескольким новорожденным государственным образованиям и риск того, что кто-то начнёт его применять, неизмеримо возрастает. И это – при неустоявшихся правительствах, состоящих из неизвестных никому ранее или малоизвестных людей, от которых непонятно чего можно ожидать.

Точно такой же страх Запад демонстрировал и при развале СССР. И для него наиболее желательным вариантом развала РФ был бы мирный, когда люди, представляющие какие-то общественно-политические силы, сели бы за стол переговоров и условились о разводе по-джентльменски, без бурных и кровавых семейных сцен, без битья друг друга по голове сковородками и ядерными боеголовками. Так что о вмешательстве Запада и помощи кому-то извне как о чём-то реальном можно будет говорить, скорее всего, лишь тогда, когда сумятица уже начнётся (если, конечно, повторяю я постоянно, в обществе не найдётся столько благоразумия, чтобы самому придти к пониманию необходимости круглого стола). Но рассмотрим вариант, при котором круглый стол не стал реальностью и распад РФ пошёл по самому худшему сценарию, который сегодня принято называть “югославским”.

В таком случае, скорее всего, условный Запад войдёт-таки на территорию РФ и для начала установит здесь режим внешнего управления для предотвращения расползания ядерных арсеналов. Затем ему понадобится опереться на какие-то местные силы, которые по отношению к нему будут: 1) не враждебны, 2) дееспособны. Именно такую политику после крушения прежних режимов Запад продемонстрировал нам сперва в Афганистане, затем в Ираке (в Ливии, с её социально отсталой родо-племенной раздроблённостью и взаимной враждой, с которой мог справиться только диктатор, случился сбой).

Как нам видится исходя из сказанного, надежды на помощь патриотам-державникам равны нулю по причине их собственной откровенной враждебности к Западу, а также в полной незаинтересованности в сильной “патриото-державности” в РФ со стороны Востока (в первую очередь Китая, который сам с вожделением смотрит на территории пока ещё российской Сибири).

Помощь же либералам-западникам тоже представляется сомнительной потому, что со стороны Запада отношение к ним довольно скептическое (и как к преступникам, разворовавшим подчистую свою страну, и из-за неверия в их дееспособность, поскольку и ранее, при огромных неправедно нажитых капиталах и связях, они не сумели создать бесперебойно работающее государство, умеющее сочетать алчность верхов с умиротворением простых людей и при этом не допустить во власть конкурентов-державников). А поскольку это всё-таки западники, то потому помощь им со стороны Востока так же весьма сомнительна.

Но вот зато оказание помощи национальным (или региональным) движениям со стороны иностранных держав вполне вероятно, поскольку любое государство желает иметь побольше друзей и союзников в лице других, пусть и новообразованных государств (конечно, в собственных интересах, но это вовсе не исключает учёта или просто совпадения интересов и этих новых государств, у которых, к тому же, возможен некий потенциал дальнейшей “капитализации”, то есть развития и укрепления). И если таковые национальные/региональные движения не будут враждебны и окажутся дееспособными, то силой объективных обстоятельств именно на них Западу и придётся рассчитывать.

Подведём черту под нашими рассуждениями. Итак, если не появятся какие-то нам пока не известные причины и факторы, влияющие на расклад сил и развитие событий в случае краха РФ, наибольшие перспективы вырисовываются у движений, выступающих с национальных (или региональных) позиций.

Но и тут тоже имеются свои “но”. Поскольку для того, чтобы новые государственные образования вообще состоялись, в этих новых государствах должны появиться свои национальные лидеры – это понятно. А кто может стать национальным лидером, в котором аккумулируются общенародные надежды, помыслы и готовность к самопожертвованию? Это, что тоже вполне понятно, не тот, кто сам себе присвоит такое именование или кого так наречёт ближний круг его друзей-подельников, а тот, кто независимо от названия-величания станет ментально, как бы изнутри, восприниматься национальным лидером в больших массах людей нового государственного образования!

А это значит, что только тот, кто будет действовать в интересах всего (точнее, огромного большинства) населения новообразующегося государства. Не в интересах какой-то старой местной олигархии и бюрократии, и даже не в интересах какой-то отдельной этнической группы в составе многонационального населения, а именно в интересах всех: и социальных верхов, и социальных низов, и разных этнических групп и слоёв, и разных религиозных конфессий, проживающих на данной конкретной территории.

А что это может практически означать для Казачьего Народа, на исторических землях проживания которого сегодня сам он составляет национальное меньшинство? Это означает одно-единственное: подняв знамя движения национального казачьего освобождения и возрождения, он, Казачий Народ, просто обязан будет подчиниться логичным требованиям момента и требованиям собственного интереса, а в силу этого стать движением региональным!

Парадокс? Оксюморон? Да нет здесь никакого противоречия! Просто уход от решения казаками межэтнического вопроса позволяет всевозможным казакофобам и подпевающим им недоумкам спекулировать на теме казачьего национально-государственного самоопределения. Их излюбленный штамп-вопрос состоит в одном: “А что вы сделаете с русскими и другими неказаками, создав своё государство? Вы их изгоните или сделаете гражданами второго сорта?”.

И вот тут ответ на все подобные каверзные вопросы может быть только один: все народы в казачьем государственном образовании должны быть равноправны и никто из них не может быть как-либо угнетаем или принижен на основании непринадлежности к этническим казакам. Всё население должно стать единой гражданской нацией казачьего государства (типа того, какими сегодня являются американцы, россияне, индийцы и многие другие гражданские нации). Но при этом каждый из народов казачьего государства остаётся в полном праве относить себя к этническим казакам, русским, армянам, евреям и к другим национальностям). Иного решения подобного вопроса просто нет, поскольку все остальные пути – тупиковые и ведут лишь к краху любых надежд на казачье государственное становление, национальное возрождение и к его уже исторически близкому растворению в иных народах. Поэтому призывать к иному может только либо платный или идейный провокатор, стремящийся нанести ущерб Казачьему Народу, либо полный идиот, оторванный от понимания реалий жизни.

Итак, повторим ещё раз. Если произойдёт распад РФ, то люди, ныне проживающие в ней, несомненно вспомнят о своих национальных (или просто обособленных региональных) мечтах по правилу этнокультурной доминанты, которая в завершённом виде выглядит в стиле “Великой Румынии” и “Великой Польши”. Но казакам для успешного создания своего государства необходим казачий национальный лидер, выражающий при этом не одни только казачьи мысли, чувства и чаяния, но и мысли, чувства и чаяния всего (подавляющего большинства) населения новообразуемой страны, в том числе непременно и социальные, основанные на справедливости. И, к тому же, в концентрированной, наиболее ярко и чётко выраженной форме демонстрировать приверженность тем идеям, мечтам и идеалам, которые без особых выплесков и проявлений присутствуют в головах большинства населения данной территории. Это, кстати, хорошо понимали большевики, обещая всем именно то, чего хотело большинство: “Мир – народам, фабрики – рабочим, землю – крестьянам”. Это и было интересами тогдашнего большинства населения страны.

Проигнорировать требование соответствия казачьего национального лидера тем идеям, мечтам и идеалам, которые присутствуют в головах большинства населения, проживающего на территории нового казачьего государства, равносильно тому, чтобы не только не стать действительным национальным казачьим лидером, но и не добиться появления самого казачьего государства. (В скобках заметим, что, не решив этот вопрос на Дону и на Кубани в период Гражданской войны начала ХХ века, Донская и Кубанская республики изначально подорвали желательный монолит своего сопротивления большевизму).

Яркий пример национального лидера, соответствующего всем чаяниям и ожиданиям населения новообразованного государства, который потому и сумел стать таким лидером, мы видим в первом “начальнике” Польского государства после развала Российской империи Юзефе Пилсудском. Однако у него задача была, если так можно сказать, несколько попроще, чем стояла и сегодня стоит перед казаками: он создавал Польское государство на землях, занятых практически 100-процентно этническими поляками-католиками, да ещё и при внешней поддержке западных держав, и потому ему это вполне удалось.

Однако, когда он же, польско-католический национальный лидер, попытался распространить границы новой Речи Посполитой на земли православных малороссов и белорусов, ничуть не признавая их равноправие с поляками, его успехи закончились. И лишь сокрушительное поражение красных армий под Варшавой позволило Пилсудскому сохранить новое государство и даже удержать за Польшей Западную Белоруссию и Западную Украину. И это – тоже показательный пример, который должен быть понят и усвоен казаками в качестве исторического урока для себя. Для будущности своего Народа.

Александр Дзиковицкий,

Лидер Всеказачьего Общественного Центра

Поделиться...
  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  • 13
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •