Что нас ждёт и соответствует ли понятие «казачье возрождение» своему названию?

Публикации

Есть ли будущее у казаков, как Народа? Или же казакам суждено сгинуть так же, как исчезли многие древние народы, от которых остались только погребённые под толщей земли могильники и предметы их быта, которые порой находят археологи? И что является причиной появления грустных мыслей и пессимистических вопросов, один из которых вынесен в заголовок предлагаемой статьи?

Будущее проступает уже сейчас… Чтобы уловить

робкие приметы этого будущего, надо, как ни

парадоксально, вглядываться назад, в истоки

нынешнего. Только тогда можно понять, как оно

изменчиво и куда эта изменчивость приведёт.

В. Тендряков. «Покушение на миражи».

Буквально на днях я получил горькое письмо от этнического казака-кубанца, волею судьбы и обстоятельств проживающего в Астрахани – от Александра Евгеньевича Пахно. Письмо его мне показалось интересным и заслуживающим того, чтобы с ним ознакомились и другие казаки, тоже переживающие за то положение, в котором ныне находится многострадальный Казачий Народ, до сих пор в своём “возрождении”, провозглашённом уже почти три десятилетия назад, на самом деле топчущийся на месте. Или даже дрейфующий в сторону дальнейшего регресса. Александр писал:

«Час добрый, брат казаче! Согласен с твоим суждением насчёт “вливания” иных национальностей бывшей Российской империи в казачий народ. Хотя, как природный казак, отношусь к этому далеко не однозначно. Подобное положение было и у славян. Ассимилировавшись, князья-варяги русов-скандинавов повлияли на рождение национальности “русский”. Хотя тогда проживающие на территории бывшей Тартарии многочисленные угро- финские племена московитов приложили к этому делу не меньшие усилия.

И вот читаю сегодня статью: “Захар Прилепин: Гоголь всех на Украине расколдует”: «Припадочная русофобия завершится, и начнётся обратный процесс, просто потому, что Украина не может променять Богдана Хмельницкого, Ивана Серко, Гоголя, Лесю Украинку, Щорса, одесскую школу, Ковпака и маршала Рыбалко – на Мазепу, Петлюру, Бандеру и Бориса Херсонского. Не может поменять Остапа на Андрия. Иначе будет вечно приходить Тарас Бульба и убивать своего сына. Гоголь – не просто гений. Иррациональное в Гоголе очевидно. Он пророк и колдун».

Опять та же примитивная “хохлофобия” с искажением исторических фактов, идущая не на замирение братских народов, а на продолжение оболванивания и стравливания… Хмельницкий, осознав, какую ошибку допустил в подписании “договора о сотрудничестве” (подлинный документ которого был загадочно утерян…), от чрезмерного “доверия” к московскому царю, с глубокой раной на душе умирал тяжело… Кошевой Сирко, так тот вообще, не раз “накалывая” русского царя, оправдывался казацкой пословицей – “нужда закон зминяе”. Он думал, прежде всего, о своём козацком народе!

А кого цари не накалывали??? И в чём “предательство” Мазепы, когда тот, служа верой и правдой Петру 20 с лишним лет, принося в жертву сотни тысяч загубленных казацких жизней, помогал создавать мощь и силу Российской империи?! Но когда он попросил Петра помочь солдатами против ляхов, царь ему ответил однозначно: “Нет у меня для тебя и сотни солдат. Выкручивайся сам, как можешь”. Вот он и “выкрутился”, объясняя чисто казацкими интересами…

Что до Гоголя… В августе 1775 года Екатерина II провозгласила в манифесте: «Сечь Запорожская уничтожена полностью и навсегда. И даже само название “запорожские козаки” никогда не стоит употреблять в будущем». Николай Васильевич знал об этом запрете. Но он гордился своими пращурами-козаками и больше всего хотел рассказать, как их уничтожили не в бою, а единственным росчерком пера. После выхода книги “Вечера на хуторе близ Диканьки” писатель известил, что собирает материалы для истории Украины в шести томах. Но от этих трудов осталась только одна статья: «…Козаки сотворили чудо – превратили мирное славянское поколение в воинственный народ и этот народ стал уникальным явлением в европейской истории. Казалось, существование этого народа будет вечным…».

А вот честные пророческие слова о нашем времени “возрождения казачейства” моего большого друга – кубанского писателя Лихоносова. Настоящего руського Человека.

«ПИСЬМО РАСКОЛЬНИКАМ

Я не казак, но глубоко переживаю раскол среди казаков, всплывших из- подо льда геноцида. Всё-таки 10 лет работы (в начале 60-х) над романом о казаках-черноморцах “Мой маленький Париж”, хождений по станичным и городским дворам, слова, дела, исповеди и слёзы казаков в архивных бумагах сроднили меня с народом, уничтожившимся после гражданской войны. Я думал: вот им разрешили открыться, они истосковались по братству, собрались осенью 90-го года, выбрали атамана и будут возрождать “ридну неньку – Кубань” и традиции казачьи.

Они тотчас поссорились. Раскольники были уже на первом учредительном съезде! Что врать-то? Многим на заре возрождения хотелось не пестовать казачество, а поскорее прорваться к власти. И пошло-поехало. Вода дырочку найдёт. К раскольникам тотчас подбежали недруги казачества, политические сволочи, посланные на поддержку провокации. Обыкновенная советская до мозга костей борьба за власть подхвачена уже и главой администрации, который тоже ни о чём другом, как о власти, не думает. Да вы, – сказали бы старые казаки, – вы, бисовы диты, тёмные и неблагодарные, и не догадались вспомнить поимённо наших славных кубанских атаманов, белых генералов и воинов-мучеников, “красу Кубани”, а в кабинетах своих понавесили всего, но нету там портретов ни Бурсака, ни Кухаренко, ни последнего Наказного атамана Бабыча при царской власти, убитого в 18-м году под Машуком.

И где вы, рубаки в “борьбе с агонизирующим большевизмом”, были, когда я в “Комсомольце Кубани” вспомнил в 88-м году вашего историка Ф.А. Щербину и крайком КПСС, который со своей профессиональной прислугой стращал редакцию, – где же тогда затерялся ваш антиаппаратный голос?

И в заключение, понижая тон, прошу потихонечку: преклоните, казаки, колена пред отцами своими и всем историческим казачеством; одумайтесь; только вместе спасёте Кубань; ни запорожцы, ни казаки-черноморцы в молчаливых могилах не простят вам утерянных возможностей… Не пришла ещё наша русская власть. И, наверное, никогда не придёт. Будем жить так же, как всегда: в одиночестве и совести.

Печаль же моя о другом. Я думаю: как не везёт великой Кубани! Казалось сперва: после того, как разрешили казакам надеть черкески и молиться за погибших родных героев, к родному порогу хоть что-то, да и вернётся; в родные руки попадёт отнятое и награбленное бесовской властью. Ан нет: на казачьих сундуках сидит проверенная номенклатура из бывшей КПСС. Интеллигенция из идеологического кабаре мечтает только о власти и приватизации духовного наследия. Рынок толкает её в спину: “объединять усилия всех”. Все-ех! Кроме казачества. Потому что чем же они будут кормиться, если казачество обретёт дедовские владения?!

Музейная обслуга социализма уже пристроила свою безбожную душонку. Трагедия казачества продолжается…

1998 г.».

И добавить тут больше нечего…».

Так закончил своё письмо этнический кубанский казак Александр Евгеньевич Пахно, а соглашаться с написанным им, или не соглашаться – это всё находится в рамках полной свободы выбора каждого прочитавшего. И зависит лишь от его способности оглянуться вокруг себя и либо увидеть реальную окружающую действительность, либо же не оглядываться, ничего не замечать и полагаться на достоверность картинки, рисуемой пропагандой и агитацией официальных властей. Тех самых властей, которые давно и настойчиво взращивают замену Казачьему Народу в виде гибридных отрядов реестровых псевдоказаков во главе с назначенными псевдоатаманами из контингента чиновников и различных “силовиков”.

Александр Дзиковицкий

Поделиться...
  •  
  • 4
  • 5
  •  
  •  
  •  
  • 41
  •  
  •  
  •  
  •