Снова про "казачий реестр"

Реестр: Сколько ни пытайся влезть в чужую справу, всё одно не по размеру будет!

Снова про «казачий реестр»

— Хлопчик, что у тебя такие штаны короткие?

— Да от папки достались…

Народный юмор.

 

Совсем недавно прошла памятная и трагическая для всех этнических казаков дата – 100-летие начала тотального геноцида Казачьего Народа. Тогда, в далёком теперь 1919 году, казаков, используя не только русских люмпенов, но и всевозможных интернационалистов – финнов, венгров, латышей, китайцев и прочих – Казачий Народ пытались извести под корень физически. Теперь власть предержащие продолжают всё ту же антиказачью большевистскую политику. Но только действуют теперь иначе – они пытаются “влить в старые мехи новое вино”. То есть, внешне признавая неких “казаков”, вытравить из такого новообразования казачью сущность, заменив её некой быдловатой биомассой. И зовётся эта субстанция незатейливо, но с претензией: “казачий реестр”.

Категорически не воспринимающая такую подлую и лукавую подмену этническая донская казачка С. Глазина написала замечательную статью про казачий реестр, взывающую к чувствам и разуму своего Народа. Читайте!

24 января 2019 года… Для кого-то это просто дата, просто один из дней, такой же, как и все. Но для Казачьего Народа это день, когда исполняется ровно сто лет со дня чудовищного преступления. Нет, оно не было совершено одномоментно. Оно совершается до сих пор.

24 января 1919 года принято считать официальной датой начала геноцида в отношении казаков. В этот день большевистское правительство приняло решение истребить порядка 4 миллионов бывших подданных Российской империи из числа казачьего населения. И послушное комиссарское зверьё с сатанинским рвением и усердием принялись исполнять циркуляр “великого Ленина”.

Казаков убивали, рубили, четвертовали, жгли, с них живьём сдирали кожу, над казачками глумились и издевались, детишек насаживали на штыки… Сколько погибло тогда? Сколько душ загублено? Представить страшно. Побили народ… Оставшаяся от большого и сильного народа горстка казаков “онемела от ужаса”. В наших, ныне живущих казачьих семьях, каждый знает, что пришлось пережить их предкам, как пытались спастись сами и спасти детей от уничтожения. В каждой семье своя страшная история.

Выжить смогли немногие. И истерзанный, замученный, окровавленный и обессиленный народ впал в кому. Прошло время, а народ всё не просыпался. Проблески сознания помаленьку стали появляться лишь на рубеже веков. Оставшиеся казаки, а точнее их потомки, вдруг стали возвращаться. Очнувшись ото сна, мы попытались снова вернуться к прежней жизни.

Но, оглядевшись вокруг, мы вдруг осознали, что теперь наши имена носят совсем другие, странные и непонятные нам люди. Они чужие нам, но именно они почему-то вдруг стали называться “казаками”. Они создали смешные объединения, пафосно называемые “войсками”, надели на себя нелепую, списанную из упразднённых силовых структур форму, нашили на них псевдоказачьи шевроны, и, не забыв накинуть на плечи липовые погоны, нацепили на грудь значки-побрякушки. Они маршируют парадами под нашими знамёнами, собирают круги-корпоративы, пытаются играть наши песни и коверкают наши традиции.

Государственный реестр казачьих обществ или КАЗАЧИЙ РЕЕСТРЭто они за позорную пайку уныло ковыляют вслед за полицейскими патрулями. Это их допустили до наших (и не только наших) детей и они, распространяя вокруг себя невыветривающееся перегарное амбре, рассказывают о том, кто такие теперь казаки и показывают их личным лжепримером. Это они зовут детей бездумно и послушно идти служить Руси-матушке да царю-путишке, потому как и сами они вымуштрованы лишь беспрекословно поклоняться и подчиняться. Это они пачками верстают в “казаки” мужиков и под крики “люба” назначают на атаманство своих бабищ. Это они вдруг получили привилегии и оплату из казны всех своих безумных проектов. Это они теперь диктуют и решают, какими быть казакам, чем им заниматься, как жить, чем дышать, кому служить…

И смотрят очнувшиеся казаки и казачки на весь этот шабаш вологодских, смоленских, белгородских и прочих мужиков и просто диву даются: это ж надо было этим иванам, не помнящим родства, настолько потерять всякую гордость, совесть, честь и чувство собственного достоинства, чтобы забыть о своих родных корнях и стараться влезть в чужой народ, заменить его собой?

Да только сколько ни пытайся влезть в чужую справу, всё одно не по размеру будет! Своим может быть только родное, а чужое, какое бы заманчивое и красивое оно ни было, ещё никому счастья не принесло!

А Казачий Народ просыпается… Нет, не забыл он ни своей истории, ни своих обычаев, не потерял он и дух свой неповторимый. Ослаблены мы после всех бед тяжких, но живы и, по милости Божьей, жить будем и впредь.

Лопнут мыльные пузыри ряженых “войск”, разбегутся к новым кормушкам щекасто-пузатые хенералы. А казаки, истинные казаки, снова будут жить на своём родимом Присуде. Уж сколько пережили всего?! И это переживём! Случится ли это само по себе? Нет, не случится. Мудрец, когда его спросили, долго ли ждать перемен, ответил: если ждать, то долго. Вот и нам не следует просто ждать.

Каждый из нас в ответе за будущее нашего Народа. Сколько промеж нас всех ссор, сколько пустых бестолковых разборок, сколько грязи мы льём друг на друга? Какой ерундой мы все занимаемся… Зачем? Ведь родные же мы, одной крови, одного племени. Чего ж делим-то? Пора уже, ох как пора подняться выше всего этого. Засунуть куда подальше свою неприязнь, обиды, разногласия и гордыню, и вспомнить, что нет для нас выше цели, как сохранение Народа, возвращения ему законного имени, законной земли, законной власти. Вот это сегодня для всех нас должно стать главным. Вот чем мы все сегодня должны заниматься. Делом заниматься.

Светлана Глазина, донская казачка

 Оригинал статьи здесь

На фото в начале статьи: девушки, которых занесло в “казачий реестр”.

Поделиться...
  •  
  • 7
  • 174
  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •