реконструкция азовского сидения

Кто мы есть

В момент прекращения деятельности СССР в развалившейся и разграбленной стране практически ничего не осталось в смысле каких-то духовно-нравственных перспектив. Единственной надеждой были энтузиасты. Бывшие офицеры, комсомольские и профсоюзные активисты, деятели культуры, научная интеллигенция возложили на свои плечи тяжёлое бремя по сохранению культурных и нравственных ценностей народа. На одном энтузиазме, полуголодные и не думая о материальной выгоде, они шли в школы, отдавали и до сих пор отдают всю свою любовь и знания детям. Творческая интеллигенция, несмотря на преобладание либеральных идей в своих кругах, продолжила многовековую историю русского театра и художественной школы.

Особо хотелось бы отметить роль музейных работников, которые самоотверженно и бескорыстно встали на защиту материальной истории России и нашего казачьего Дона. Такие хранители и оберегатели материальной истории Донского края, как А.А. Зимовнов, П.С. Косов, В.Д. Гладченко, А.А. Горбенко, В.Ф. Чеснок, Шолоховы, Астапенко и другие, не дали разграбить в смутное время музейные фонды и сумели сохранить их для последующих поколений.

Однако и времена, и люди меняются. Сегодня музейные работники получают стабильную заработную плату. Для провинции на уровне руководящего звена музеев люди получает неплохое денежное довольствие. Вроде бы это и хорошо, но… На смену энтузиастам на “тёплые места” (иначе – “мечта бездельников”) стали добираться люди, далёкие от истории Донского края. Во главе музеев зачастую стоят временщики. А к Казачьему Народу они относятся, как к социальной группе, на которой можно зарабатывать, или каким-то образом пользоваться в своих, опять же корыстных целях.

Представления балаганного “верстания в казаки” становятся популярными. Турист, познавший со школьной скамьи “беглохолопскую” теорию происхождения казачества, с удовольствием соглашается на заманчивое предложение “за сущие гроши” в одночасье стать “настоящим донским казаком”. Местные казаки-фольклористы тоже зарабатывают на таких спектаклях, не сознавая, видимо, что тем самым они торгуют честью и кровью своих предков. Никакой популяризации казачьей этничности на таких мероприятиях нет и не планируется.

У нынешних сотрудников музеев знание истории Дона зачастую находится на уровне заочного факультета непрофильного вуза. Музеи стали просто хранилищем старых вещей и современные хранители-кладовщики даже плохо представляют, что и зачем они хранят. У них напрочь отсутствует элементарное любопытство. Фонды, учёт, пыль, рутина…

Музей должен приближать посетителей к смыслу жизни ушедших поколений, а у нас это – просто склад с ворчливыми бабушками: “Это не трогай, здесь не стой…”. Я сначала даже не поверил своим ушам и на мгновение утратил дар речи, когда услышал из уст шушукающихся музейных работниц-краеведов: “…Хм, сидит такой зам. войскового атамана Гончарова по культуре и на полном серьёзе заявляет, что казАки – это народ. Ты представляешь, какие неучи у казАков в руководстве?”. Вторая согласно закивала головой, протирая очки “минус пятнадцать” носовым платочком и добавила: “КазАки – это состояние души!”. И первая в ответ тоже одобрительно покивала головой.

Другой эпизод. Фестиваль “Азовское осадное сидение”.

Сотрудница музея то и дело выбегает в “курилку”. Причём, с видом такой усталости, что как будто делает перерывы между дойкой стада коров, или штукатуркой трёхсоткубометровой комнаты. В момент очередной “пробежки”, затягивая дым в ярко-красные губы, «труженица тыла» произнесла: “Как же вот нечего делать этим казАкам. Собираются каждый год. Отмечают какой-то непонятный праздник. Ну, взяли и взяли крепость. Ну и что тут такого?..”.

А теперь давайте вспомним битвы Валерия Чеснока за сохранение Музея мирового значения “Танаис”. Припомним, как погибал в “идеологических сражениях” музеевед и краевед Владимир Гладченко.

Не все, наверное, и в курсе того, что стало с животными и экспонатами к фильму с громким названием про казаков, который снимался в 2018 году на Аннинской крепости в станице Старочеркасской? Сообщаю: голодные животные были брошены на произвол судьбы, а собак-азиатов просто перестреляли.

А сейчас погибает единственная сохранившаяся на Нижнем Дону Атаманская Управа станицы Елизаветинской. Бывший завуч местной школы Иван Иванович Черненко на рубеже нулевых годов нового тысячелетия за короткий срок сумел создать уникальную краеведческую экспозицию . Здесь были собраны экспонаты античного периода, которые местные станичники находили в своих огородах и в водах Тихого Дона. Казаки и казачки приносили домашнюю утварь своих предков. Донские художники подарили свои уникальные картины в вечное хранение фондам.

Однако, после того как Иван Черненко убыл из станицы, наступил период упадка. Местные казаки ещё долго присматривали за Атаманской Управой и за экспозициями. Однако за пятнадцать лет сохранить фонды в полной мере не удалось. А Управа нуждается в заботливых руках, любви и воскрешении. В настоящее время, по счастливому стечению обстоятельств, вновь начата работа по сохранению этого уникального историко-архитектурного комплекса в станице Елизаветинской. Ведь где ещё сохранились майдан и административные здания казаков в практически первозданном виде, без перестроек и перепланировок? Планируется включение в “Реестр объектов культурного наследия” именно архитектурного комплекса и майдана станицы, ибо это всё неделимый объект. Но необходимо не только сохранить имеющиеся объекты, но и реализовать ряд мероприятий по использованию этого потенциала в деле популяризации казачьей истории и культуры. Ведь пройдёт эпоха временщиков.

А сегодня природному казаку больно сознавать, что “верстания” стали обыденным явлением. Что ради самопиара и наживы всякие негодяи рядятся в народную казачью одежду. А другие в это время продолжают хаять казаков, апеллируя к авторитету советских и имперских учебников. А может они понимают, что никогда им не стать казаками? Оттого им и нравится “беглохолопская теория”, которая к их собственной холопской родословной как-то поближе?

Кстати о беглохолопской теории. Ладно, если бы сокрушались потомки Потемкиных-Орловых и прочие: мол, у них крестьяне поразбежались, обрекая предков аристократических фамилий на жалкое существование! Так нет же! Проследите генеалогию любого сторонника теории “беглости” и вы увидите там крестьян, непременно увидите! На начало XX века не более 20% населения нашей страны проживало в городах. И многие из этих горожан были в недавнем прошлом крестьянами. И это нормально, поскольку страна у нас аграрная. Но почему-то быть причастным к крестьянскому сословию в крестьянской стране было не модно как тогда, так и сегодня.

Может, где-то здесь и кроется причина популярности теории об убежавших когда-то крестьянах. Живут люди, стали горожанами, колхозниками, а тут какие-то казаки, какие-то особенные они, не такие, как все… Зависть – великая сила! Каин по этим же мотивам родного брата жизни лишил…

И понятно, что теории, типа той, что изложил и аргументировал Е.П. Савельев, “крестьяне” подняли на смех! Да кто он такой? Какой-то казак-историк, который вздумал написать историю своего народа…

И ещё. Как само собой разумеющееся принимается идея, мол, от гнёта и повинности убегали крестьяне в Дикое Поле и становились казаками – чего уж тут геройского?! Но странное место для побега выбирали эти самые крестьяне. Уж куда как безопаснее было жить дома и никуда не убегать.

И ещё странность. Пётр I отмечал, что казаки земледелием не занимаются и хозяйство крепкое не ведут. Получается, крестьянин убежал, перестал заниматься хозяйством, овладел воинскими навыками, освоил мореходство. И все в один голос твердят, что это логично! И никаких казаков, как отдельного народа, никогда не было! Это просто состояние души!

Занавес!

Донской казак Иван Романов

01.11.2018 года

На фото: эпизод реконструкции Азовского осадного сидения в 2018 году.

Поделиться...
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •