Наука в поисках казачьих предков

А что говорит наука?

Всё в мире имеет связи, причины и следствия

Народная мудрость

Нижеприводимая статья, появившаяся на просторах интернета, несмотря на категорическое утверждение авторов о “научной обоснованности” рассматривать Казачий Народ как сословие или субэтнос русского народа, а также на основании преобладания в мужских Y-хромосомах современных казаков гаплогрупп, типичных для соседствующих народов (прежде всего славянских), и на основании этого отрицать происхождение казаков от скифов – это, скорее, не научный вывод, а политический заказ, направленный на отрицание особой казачьей этнической и политической истории.

Мы не собираемся просто из-за нашей упёртости отрицать результаты проведённых генетических исследований в разных казачьих субэтносах, которые приводятся в нижеприводимой статье – в запорожском, кубанском, донском и терском. Они ничуть не опровергают наши взгляды и результаты наших документальных исследований. Мы просто предлагаем читателям вспомнить историю становления и генезиса Казачьего Народа. Историю, полную кровавых потерь, которые несли казаки на протяжении поколений, и историю восполнения этих потерь путём не только естественного самовоспроизводства, но также и включения в свой состав наиболее близких по духу представителей других этнических групп.

Самый яркий пример подобного, наверное, даёт эпопея “Азовского сидения” и последующих карательных экспедиций турок, когда малочисленное в то время донское казачье население понесло огромные людские потери и было даже вынуждено обращаться к московскому царю прислать для пополнения Донского Войска сколько удастся набрать любых “охочих людей”, шляющихся без дела по Московии. Большинство таких охотников потом, правда, сбежало от тягот жизни и военных опасностей, но немало и осталось и влилось в состав донцов, заведя здесь семьи и наплодив потомство!

Ту же картину можно было наблюдать и в Запорожской Сечи, где постоянные военные операции выбивали прежнюю казачью этническую основу, но которая пополнялась смельчаками и удальцами из других народов. И хоть запорожцам было запрещено заводить семьи, тем не менее и они, и жившие вне самой Сечи (укреплённого лагеря) казаки-зимовчаки имели потомство (последние официально имели семьи). (В дальнейшем, в XVIII веке, под именем “зимовчаки” уже выступали не казаки, а крестьяне, являвшиеся подданными Сечи и платившие ей налоги. – Примечание А. Дзиковицкого).

Про Кавказ, кавказские войны и обычай куначества, часто приводивший к перекрёстным бракам горцев и казаков, и говорить не приходится.

Короче говоря, проведённые и приводимые ниже результаты генетических исследований ни в коей мере не отвергают и не подрывают исследования и выводы, сделанные мною ранее, а именно: что первоосновой Казачьего Народа являлись тюркоязычные скифские народы, которые в процессе своей дальнейшей истории “ославянились”, то есть получили в свой генофонд от проживавших рядом соседей огромный приток славянской крови. А на Кавказе такой приток, что естественно, очень часто оказывался не славянским, а горским.

Александр Дзиковицкий.

_________________

КАЗАКИ: СЛАВЯНЕ, КАВКАЗЦЫ ИЛИ ХАЗАРЫ?

Исторически сложилось несколько очагов формирования казачества, и все они располагались по транспортным магистралям того времени – рекам (Терек, Дон, Днепр). Традиционной наукой казачество рассматривается или как сословие, или как субэтнос русского народа. Современные данные генетики, антропологии, одонтологии и дерматоглифики это подтверждают.

Но написать мы хотели о последних достижениях популяционной генетики в изучении разных групп казачества.

На сегодняшний день исследованы следующие группы: терские казаки, казаки-некрасовцы, кубанские казаки, потомки запорожских казаков, донские казаки.

Интенсивные контакты с тюркскими и кавказскими народами повлияли на быт и язык казаков, но повлияли ли они на их генофонд, каков он был изначально, этот генофонд – на эти вопросы попыталась ответить наука. В виду того, что казаки (те, что не потеряли такое звание в ходе перевода части их в другие сословные группы) чётко локализовались по населённым пунктам и в ходе формирования своих популяций к 19-20 веку мало контактировали с иногородними, учёным удалось их сравнить с друг другом и их соседями (русскими, украинцами и т.д). Основное сравнение шло по данным Y-хромосомного полиморфизма и STR-маркёров. Рассмотрим результаты, которые получились.

У донцов, запорожцев и кубанцев (которые исторически состоят из переселённых запорожцев, однодворцев и донских линейных казаков) основными гаплогруппами являются R1a1a1(M198), I2a , R1a1a1g, (М458), N1c1 (М178), I1 (М253) и R1b1b2 (М269), которые встречались с частотой не менее 5% и совместно составляли около 90% генофонда (рис. 1). На долю остальных гаплогрупп – с3 (M217), E1a (M33), E1b1a1 (M2), E1b1b1* (M35), E1b1b1a1 (M78), G* (M201), G1 (M285), G2a*

G2a1a (P18), G2a3a (M406), G2a3b1 (P303), Н (M69), I* (M170), I2a2a (M223), J1* (M267), J1c3 (P58), J2* (M172), J2a3b* (M67), J2a3b1 (M92), J2b (M12), N1b (P43), Q (M242), R* (M207), R1* (M173), R1b1a* (M297), T1 (M70) – суммарно приходилось менее 10%. В целом такой набор и частота гаплогрупп характерна для восточных славян, есть небольшие вкрапления нехарактерных и редких гаплогрупп, но если знать историю казачества, которая всегда была авангардом славянского мира на фронтире, то все укладывается в общепринятую научную парадигму.

Интересно, что “восточно-евразийские” гаплогруппы C (M130) и O (M175), широко распространённые в азиатских степях, практически отсутствуют в перечисленных казачьих, равно как русских и украинских, популяциях. “Кавказские” Y-хромосомные гаплогруппы G и J не были распространены среди исследованных потомков запорожских, донских и кубанских казаков, что не подтверждает гипотезу об активном участии кавказского населения в генезисе украинского и южнорусского казачества. частоты Y-хромосомных гаплогрупп в основных казачьих группах очень близки к аналогичным частотам у украинцев и русских, которые являются их географическими соседями. Исключением были терские казаки, у которых частоты гаплогрупп R1a1a1*(M198) и I2a (P37), типичных для украинцев и русских, были соответственно в полтора и два раза ниже, а частоты минорных для украинцев и русских гаплогрупп G2a3b1 (P303) и G2a1a (P18), распространенных на Северном Кавказе среди черкесов и осетин, были существенно повышены. Что говорит об оказачивании мужского местного населения. При чём не столько по документам реестра, где осетин, например, просто приписывали к Терскому Войску, а речь идёт именно о ассимиляции.

Исследователи разместили все группы казачеств на этноплоте, отображающем крупные генетические ландшафты восточноевропейских популяций. В целом казачьи популяции дистанцированы от кавказских популяций (адыги, осетины, вайнахи), тюрок (казахи, каракалпаки), финно-угров (карелы), балтов (латыши, литовцы), южных славян (сербы, болгары) и центрально-европейских популяций (чехи, южные немцы, австрийцы и т.д.).

По сути, генофонд донцов, запорожцев и кубанцев образует единый южный сегмент восточнославянского генофонда, и охватывает часть России, Украины, Белоруссии, Польшу и даже кусочек Словении, что прекрасно коррелирует с данными из антропологических данных экспедиции Бунака, одонтологических исследований Кашибадзе и т.д. Естественно, что запорожцы оказались ближе к украинцам, а донцы к южнорусскому населению, а вот кубанцы оказались неким переходным вариантом между запорожской группой и донской (что также коррелирует с историческими источниками).

Генофонд терских казаков занимает обособленное положение, несколько “уходит” от остальных казачьих групп и тяготеет к кавказским тюркоговорящим популяциям – ногайцам и балкарцам. Такое сближение обусловлено резко повышенными частотами «кавказских» гаплогрупп в генофонде терских казаков (см. рисунок), что указывает на ассимиляцию терским казачеством мужского коренного населения Северного Кавказа.

Вывод: Генофонд запорожских, кубанских и донских казаков образует южный сегмент восточнославянского генофонда. Гипотеза об интенсивном участии кавказского и азиатского населения в генезе украинского и южнорусского казачеств отклоняется низкими частотами или отсутствием в их генофонде кавказских и восточно-евразийских Y-хромосомных гаплогрупп. Однако терские казаки дистанцируются от других казачьих групп, смещаясь к некоторым северокавказским популяциям. Спектр и частоты Y-хромосомных гаплогрупп указывают на ассимиляцию терским казачеством коренного мужского населения Северного Кавказа.

P.S. В данную статью не вошли результаты казаков-некрасовцев, их результаты ещё не опубликованы, но они не менее интересны, чем и их история. Материал написан на основе статьи “Происхождение основных групп казачества по данным о полиморфизме Y-хромосомы”.

На рисунке: частотное распределение гаплогрупп Y-хромосомы в популяциях Восточной Европы.

Поделиться...
  •  
  • 8
  • 89
  •  
  •  
  • 35
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •