О казачьей традиционной одежде и обуви

Публикации

Эх ты, лапоть!

Русское снисходительно-

пренебрежительное выражение

Лапти и сапоги – это атрибуты традиционной, уходящей корнями в глубины истории одежды, точнее, обуви народов. Но каких народов? Какие конкретно этнические сообщества создали, веками использовали и превратили именно в традиционный тот и другой тип обуви? Вопрос, который на первый взгляд может показаться интересным лишь профессиональным модельерам, работникам краеведческих музеев или обувщикам, то есть сапожникам, на самом деле скрывает в себе разгадку происхождения тех или иных современных народов и их наследственной связи с народами древности. Поэтому о таком важном элементе национальной идентификации, как традиционной одежде и обуви, следует рассказать подробнее.

Согласно ближневосточным источникам, вторжение “северных варваров”, иначе “народов моря”, с территорий Северного Причерноморья через Балканы в Восточное Средиземноморье происходило в конце 13 – в 12 веках до Р.Х.; его мощный поток сокрушил Хеттское царство, достиг Палестины и поколебал могущество Египта. «Египетские памятники донесли до нас внешний вид воинов Киммерии, боровшихся с фараоном Рамсесом. Они изображены с бритыми бородами и головами, с длинными торчащими врозь усами и чубом, какой носили запорожцы в 16 – 17 веках; черты лица суровые, с прямым лбом, длинным прямым носом… На головах высокие конические барашковые шапки; на туловищах рубахи с каймой по подолу и нечто вроде кольчуг или кожаных курток. На ногах штаны и большие сапоги с голенищами до колен и узкими носками… Сапоги настоящие, современные, какие носят и теперь простые казаки. На руках рукавицы…
Вооружение: короткое копьё, лук и секира» – так писал в начале ХХ века казачий историк Евграф Петрович Савельев.
Очень вероятно, что скифы разработали свой стиль верхней одежды, взяв за основу ассирийскую тунику и превратив её в наряд, прекрасно подходящий к их конному образу жизни. В их костюме тогда не было ничего, что стесняло бы движения или мешало скакать во весь опор на самом норовистом жеребце. Облегающая, укутывающая туника и плотно завязанный капюшон также обеспечивали отличную защиту в любую погоду. Вариант такого костюма носили все всадники евразийской равнины. Он был полной противоположностью развевающимся греческим и римским одеждам, но преимущества, которые он давал конным воинам, постоянно подтверждались в бою.
И, тем не менее, этот костюм так и не был перенят греками, и только лишь приблизительно в 300 году до Р.Х. консервативные китайцы, наконец, убедились в его преимуществах. В тот период им досаждало беспокойное скифское племя хиунг-ну (гуннов), и они поняли, что без кавалерийских отрядов им будет невозможно оказывать сопротивление, а тем более преследовать своего врага. Решение включить конные подразделения в состав армии не могло быть осуществлено без проведения реформ в военном обмундировании, так как традиционные ниспадающие одежды и тесная обувь, которую носили китайцы, были совершенно непригодны для нового поколения кавалеристов. Со своей стороны, император приступил к внедрению обмундирования, позаимствованного им у своих врагов-кочевников. Так что мешковатые штаны и тесные рубахи, которые сохранились в качестве национальной одежды китайцев до времён 2-й Мировой войны, представляли собой восточный и все ещё ясно узнаваемый вариант одежды скифов.
Традиционная одежда – это один из основных показателей принадлежности более позднего народа к тому или иному народу древности. По свидетельству Лукиана Самосатского (2 век н.э.), одежда аланов одинакова со скифами. То есть потомки скифов всё ещё продолжали носить одеяния, идентичные одеяниям своих уже далёких предков.
И в этом случае мы можем видеть интересную закономерность, подмеченную исследователями традиционного народного костюма казаков.
Так, бешмет – одна из главных деталей национальной казачьей одежды. В 1864 году русский академик Стефани впервые озвучил, что казачьи бешметы во всём подобны скифским кафтанам. Суконный верхний кафтан (на Дону он назывался “чекмень”, в Запорожье – “керея”), шитый так же, как бешмет, но с открытой грудью, тоже является традиционным элементом казачьего одеяния. А одежду подобного типа, то есть длинные чекмени с названием “казак” Иосафат Барбаро видел в Азаке и в Персии в XV веке («Путешествие в Тану и Персию»).
Кавказские казаки всегда носили тот же костюм, что и горские племена, то есть бешмет, черкеску (особый род чекменя), как донцы и запорожцы – широкие шаровары. Черкеска, хотя и отличается от чекменя отсутствием манжет на широких рукавах, нашитыми на груди патронташами и другими мелкими частностями, но в основе крой её подобен крою чекменя и, безусловно, связан со скифскими образцами. Запорожская керея имела такие же широкие, как у чекменя, но короткие рукава, выше локтя, то есть подобные тем, какие по Константину Багрянородному в Х веке были у торков-узов.
Головной убор занимает особое место в комплекте мужской одежды.
Скифы носили островерхие шапки из овчины. Со временем головной убор видоизменился. К примеру, саки, ушедшие на север и проживавшие в более суровых климатических условиях, для изготовления шапок стали использовать более плотные и тёплые материалы. Острый верх приобрёл более округлую форму. Массагеты (западно-азиатские саки), освоившие овцеводство, стали изготавливать головные уборы из овечьих шкур. К тому же форму шапки упростили. Похожие на скифские шапки – так называемые кубанки – носили затем казаки.
В начале 2-го тысячелетия в качестве осколка прежнего скифо-сарматского мира существовало Томаторканское княжество (иначе Тмутаракань). Под киевской властью Томаторкань оставалась христианским центром и предположение профессора Г. Вернадского о том, что через четверть века после завоевания этой земли Святославом именно отсюда стало пополняться духовенство Киевской Руси, не лишено основания. Не без причины в облачении русского духовенства появились скифские головные уборы “скуфьи”, а крой рясы приобрёл фасон длинного чекменя с широкими рукавами и правой полой поверх левой.
Ещё в дозолотоордынский период в племенах бродников мужчины летом и зимой носили высокие чёрные бараньи шапки (будущие папахи) и кафтаны (будущие чекмени). Самое раннее описание головного убора донских мужчин находится в “Дневнике” Г. де Рубруквиса. По его словам, жители Дона в 125З году носили «высокие островерхие шапки, по форме очень схожие с головой сахара». Имеется гипотеза, что подобные войлочные шапки фасона “скуфьи”, как внешний признак, послужили поводом для прозвания черкасов “чёрными клобуками”. У запорожских и черноморских казаков этот фасон встречался ещё и в конце ХVIII века. В это время на Дону шапки-трухменки уже покрывались мехом наружу, но носились и низкие папахи.
Практически все историки, бытописатели и исследователи костюма указывают на то, что традиционные казачьи шапки были круглыми, меховыми и с околышем. Но именно высокие конические барашковые шапки были традиционным головным убором скифов. И, похоже, казачья цилиндрическая меховая папаха – это просто видоизменённый под влиянием модных веяний скифский головной убор. То есть, в национальной одежде казаков XIX века отчётливо прослеживается скифская основа. Кавказские казаки тоже носили папахи и трухменки, причём их форма менялась в зависимости от горских мод. Папахи у мужчин Северного Кавказа – не что иное, как видоизменённая шапка скифов. Ригельман отмечает, что донские казаки шапки носили черкесские.
Примерно этого же времени одежда кавказских аланов уже стала отходить от традиционной скифской. Аланская одежда X – XII веков: нижние рубахи, жилеты, кафтаны и халаты. Обувь – кожаные ноговицы (то есть обувь без ступни, закрывающая только голень), головные уборы нескольких видов, в том числе шлемовидные и конусообразные типа колпаков (наподобие башлыка). Некоторые платья имели подкладку.
Основой мужской верхней одежды был кафтан с отрезной талией и складчатым подолом, удобный для верховой езды. Аланская мужская и женская одежда носила отпечаток иранского и византийского влияния и была подвержена социальным различиям – низшие слои общества носили одежду из домотканых материалов, а феодальная знать употребляла платье из дорогих материалов и покроя, находившегося под византийским влиянием. В целом, аланская одежда X – XII веков продолжала традиции предшествующего периода, когда на её стиль стали оказывать влияние стили одежды соседних народов. Много штампованных пуговиц-бубенчиков.
Самое заметное отличие от традиционной одежды – нигде не упоминается о главном, характерном скифском атрибуте – о сапогах. Хотя, скорее всего, сапоги просто стали менее популярны, но не исчезли совсем. Аланская культура находилась в постоянном общении с культурой соседних кавказских народов; будучи на стыке Востока и Запада, но она имела связи и с отдалёнными культурами, чему способствовала, между прочим, и активная торговая деятельность, которую развернули в Карачае генуэзские купцы. Эти связи, видимо, и стали причиной исчезновения у аланов традиционной скифской обуви – сапогов.
* * *
Восточные скифские племена – саки – носили длинные, до плеч волосы. А их островерхие войлочные шапки считались символическим изображением священной горы Кайлас в Гималаях. Форма и детали этого головного убора характерны для всех народов сакийского (то есть восточно-скифского) происхождения.
На севере Индии, в штате Джамму и Кашмир, а также Химачал-Прадеше, в округах Чамба и Кангра, до сих пор проживает народность гадди. Головной убор гадди внешне очень напоминает головной убор индо-саков. Согласно повериям гадди, он так же, как и у саков, представляет собой подобие священной горы Кайлас. Что интересно, предки гадди пришли в эти места из Пятиречья – древнего района проживания саков между горной грядой Гиндукуш и Гималаями.
Казачьи шапки – тумаки и папахи с остроугольным, выполненным из красной материи колпаком – не что иное, как видоизменённые головные уборы саков. Красный цвет у саков являлся основным. Красному цвету – цвету доблести, отваги, славы и победы придавалось особое значение. Боевые знамёна, доспехи, одежда саков, отдельные элементы одежды непременно были красного цвета. Сочетание красного цвета с золотым изображением или орнаментом являлось традиционным для саков и всех произошедших от них народов.
Скифы любили нарядные украшения на одежде. Они могли выполнить аппликацию с такой точностью и мастерством, что она походила на самую изысканную вышивку. Вся одежда, найденная в алтайском Пазырыке, изумляет обилием отделки. Два мужских головных убора также имели отделку. Женская одежда, найденная в Пазырыке, была ещё богаче, чем мужская.
Скифы делали для себя великолепную, но чрезвычайно практичную одежду, часто используя мех и кожу. Их кожи и шкуры были такой искусной
выделки, что находили покупателей и в далёких краях. С наибольшей прибылью их меха продавались на рынках Ассирии, Бактрии и Греции.
Шкуры и кожи, найденные в Пазырыке, имеют самое высокое качество, варьируясь по фактуре от очень толстой, тяжёлой кожи до кож таких же тонких и мягких, как и многие современные изделия.
Среди снаряжения и одежды, которой обеспечивались мёртвые для жизни в мире ином, на Алтае в хорошем состоянии сохранились две шерстяные туники, сшитые специально для этого случая. Обе они имели изящную талию и расширялись у бёдер при помощи треугольных вставок. Такие туники надевались как рубашки под короткие и длинные куртки. Три такие куртки сохранились в Пазырыке. Все они были сделаны на один манер и имели более прямой покрой и большую длину, чем рубашки. Все они были одинаково хорошо сшиты аккуратными нарядными стежками и покрыты витиеватыми яркими узорами-аппликациями. Одна куртка была сделана из кожи, подбитой соболем, другая была кожаная и без подкладки, а третья – из войлока.
На выкопанной археологами в западном конце Великой Степи воронежской вазе главное украшение представляет собой картину скифского лагеря на отдыхе, возможно, накануне сражения. Сначала мы видим скифских военачальников, собравшихся на совет, затем опытный воин даёт советы более молодому, как обращаться с луком, и, наконец, показаны воины, готовящиеся к бою. На рисунке, изображённом на вазе из Куль-Оба, сражение только что закончилось или ещё продолжается, и мы видим вождя, выслушивающего гонца, воина, помогающего своему раненному в ногу товарищу, и ещё одного воина, перевязывающего рану. В каждом случае – удобные, облегающие, перехваченные поясом туники имеют сзади бо́льшую длину, чем спереди, и показаны очень чётко. Это же относится и к облегающим, с разнообразной отделкой штанам, заправленным в мягкие высокие сапоги. На голове у них заостренные кверху капюшоны, завязанные под подбородком. Точно такой же тип головных уборов известен как казачий башлык. Все эти детали соответствуют реальным предметам одежды, найденным в Пазырыке, а также персидским изображениям скифов, несущих дань, и скифов-пленников на большом фризе в Персеполисе.
Изображения женщин редко встречаются на изделиях из металла скифского периода, и нам известно значительно меньше об их повседневной одежде. Представляется, что они носили длинные одежды и высокие головные уборы под покрывалом (можно сказать, “казачьим хиджабом”).
Сходство между мужской одеждой, изображённой на сосудах из Воронежа и Куль-Оба, и реальными одеяниями, найденными в захоронениях Пазырыка, а также обнаруженные в Пазырыкском кургане фрагменты “казачьего хиджаба”, подтверждают, что западноскифские женщины одевались во многом так же, как и женщины из алтайского Пазырыка.
Как следует при скифском образе жизни и как свидетельствуют источники, западноскифские женщины часто носили такой же “брючный костюм”, как и мужчины (так изображали амазонок на греческих вазах). Но “для красоты” скифские и сарматские женщины одевались всё же в длинные платья. Платья эти украшались вышивками, бисерными обшивками на груди, рукавах и подоле, бусами, пуговицами; шились из доморощенной шерсти и из импортной парчи. Что в этом удивительного?.. Но в южных странах древности носили не кроеные платья, а драпировки из цельного куска ткани, типа индийского сари или греческого хитона. На востоке Азии издавна одевались в халаты. Северная и Западная Европа питала пристрастие к рубашкам с юбками и одежде типа сарафана. И никто, кроме сарматских женщин, “настоящих платьев” не носил… вплоть до Средних веков!
Традиционный русский женский костюм, как мы его себе представляем, не связан ли он с сарматским платьем?.. Это смотря где. На севере и западе – в самом деле нет, там “прижились” сарафан и юбка. А вот на юге, в казачьих регионах… Хорошо известно, что казачий женский костюм представляет собой именно платье, украшенное вышивками, бисером, тесьмой и так далее.

Саки изобрели такой элемент одежды, без которого не мыслится современная одежда, как прямые штаны. Только у них штаны были присобранными у голени. Доставшиеся от скифов казакам штаны до сих пор называются древним словом “чембары”. Без штанов само овладение искусством верховой езды было бы невозможным. Штаны для всадников шились из кожи, швами наружу. Лампасы у поздних казаков, превратившиеся в их бытовую принадлежность одежды, ранее были элементом одежды у скифов. Как это видно из сокровищ Куль-Обского кургана (чаши и сосуды для вина), лампасы были принадлежностью вождей и военачальников, то есть свободных людей. Эти лампасы поначалу представляли из себя широкие кожаные полосы, маскировавшие грубые швы штанов. Девушки на Дону в XVIII веке, как отмечал А.И. Ригельман, «платье носят всё такое ж, как и женщины, притом все без изъятия ходят в портках, а по-ихнему – в штанах». Отличительная деталь скифских штанов – широкий пояс-корсет на шнуровке, который доходит почти до лопаток. Такие штаны не только поддерживают позвоночник в длительных верховых переходах, но и сохраняют в тепле почки и лёгкие – самые уязвимые органы кочевника в непогоду. Точно так же запорожские черкасы туго затягивали свои шаровары на талии широким кушаком или надевали широкий пояс из натуральной кожи на крепких застёжках.
Будучи умелыми мастерами в выделке кож, скифы-всадники носили высокие сапоги (выше колен) из тончайшей кожи, которые облегали ногу как чулок. По рисункам А.И. Ригельмана, донские казаки XVIII века носили обувь двух видов – сапоги и лёгкую – чирики. Такую же обувь носили когда- то скифы и сарматы. А вот любопытный пример из русской летописи, датированной 985 годом. Боярин Добрыня осматривает захваченных пленников и обращает внимание, что все они в сапогах. ”С этих дани мы не получим, – говорит он своему племяннику, князю Владимиру. – Пойдём лучше поищем себе лапотников…”. Как известно, сапоги носили скифо- сарматы, а лапти – славяне. Но не только отношение к тем и другим просматривается здесь как нельзя более ясно, здесь же указывается и традиционная обувь тогдашних казачьих предков.
У кавказских аланов в Средневековье, то есть у параллельной казакам ветви потомков прежних сарматов, обувью служили сшитые из сыромятной кожи и дожившие в горском быту до позднего времени (до XIX века) “арчита” и, опять же, мягкие сапоги из кожи улучшенной выделки, с высокими голенищами, замечательно чистой и мастерской работы с применением сложной фигурной выкройки.
В одном из могильников на Кавказе найден был аланский мужской кафтан – аналог казачьего донского чекменя, сшитый, однако, не из сукна, а из дорогих привозных тканей. Археолог-кавказовед А.А. Иерусалимская в одной из своих монографий по этому поводу пишет: «Знаменитейшие в истории раннесредневекового искусства драгоценные ткани, немногие из сохранившихся образцов которых украшают в Европе алтари богатых соборов или раки самых почитаемых святых, или погребения лиц королевского достоинства – эти самые ткани мы находим в изобилии (и в очень разнообразном “ассортименте”) в затерянных высоко в горах Северного Кавказа могильниках». Кафтан этот длиннополый, с боковыми разрезами внизу и отрезной в талии, застёгивался, как у казаков, справа налево в верхней части, оставаясь распахнутым внизу, то есть был приспособлен к верховой езде. Кафтан явно принадлежал представителю местных социальных верхов. Аланские воинские пояса принципиально не отличались от наборных поясов, широко распространившихся в Евразии с гуннского времени; но они были подвержены влиянию евразийской моды.
В Причерноморье и в Крыму на вершинах некоторых курганов установлены грубые и неуклюжие человеческие фигуры из камня. Как правило, эти фигуры изображают женщин, хотя иногда встречаются и мужские фигуры. На женских изваяниях были высокие шапки.
Изображённые на каменных фигурах одеяния никак не соответствуют ни одному из предметов одежды, найденных в Пазырыке. На некоторых из них у пояса были подвязки, чтобы поддерживать в вертикальном положении их мягкие сапоги. Только ещё в одном месте обнаружены изображения похожих подвязок: на фресках в храмах раннего Средневекового периода в Базаклике в Туркестане.
Сапоги настолько вошли в бытовую традицию скифов, что и в Средние века их потомки – черкасы и казаки – сразу же бросались в глаза своим отличием от живущих по соседству славян. Если скифские потомки носили исключительно сапоги, то славяне, чаще всего, плетёные из древесного луба лапти. По мнению исследователей, даже само слово “сапог” попало к славянам от тюркоязычных соседей – скифов-аланов.
* * *
Барельефы на колоннах дворца в Персеполе и на скале в Багистане, на которых люди изображены в характерных скифских одеждах с надписью под ними “это сак”, лишний раз свидетельствуют, что персы азиатских скифов называли этим именем.
Более поздние скифские по происхождению племена известны под именем сарматов, а ещё более поздние – под именем аланов. И нам кое-что известно об их одеянии. Основной одеждой сарматов были длинные просторные штаны, кожаные куртки, сапоги (!) из мягкой кожи и островерхие войлочные шапки (башлыки). А Тацит делает замечание, что и савроматы, и парфяне носили широкие одежды. Аланы, как и сарматы, тоже одевались в куртки, которые были скроены наподобие казачьего чекменя, причём правая пола запахивалась поверх левой, то есть так же, как у скифов, у большинства тюрков и кавказцев, и как сравнительно недавно у казаков не только в бешметах, черкесках, чекменях, но даже в форменных мундирах.
Богатый и разнообразный инвентарь дали и подкурганные катакомбы “Золотого кладбища” в Прикубанье. Археологические материалы “Золотого кладбища” позволяют нам представить облик аланов первых трёх веков нашей эры, живших в Прикубанье и вокруг Меотиды (Азовского моря).
Мужчины в быту носили короткие рубахи, пояса, штаны, заправленные в мягкие сапоги, длинные плащи, застегивавшиеся на плече фибулой. По свидетельству Лукиана Самосатского (2 век), одежда и язык аланов одинаковы со скифами, но «аланы не носят таких длинных волос, как скифы». Женщины были одеты в длинные одежды, также скреплявшиеся фибулой, знатные носили одежды из дорогих привозных тканей, обшитые золотыми бляшками.
Все эти традиции одежды сохранялись в скифских потомках веками. Так, Е.П. Савельев в “Древней истории казачества” сообщал: «Татарские черты характера отразились и на последующем казачестве. В XVII и XVIII веках донские казаки и их жёны часто носили татарскую одежду […]. Это отметил в своих записках и инженер-гидротехник де Романо в 1802 году, говоря о
казаках г. Черкасска».

Заканчивая наш рассказ, отметим, что распространившееся ныне поветрие в среде не только реестровых псевдоказаков, но и среди настоящих казачьих потомков ношение при традиционном одеянии обычных современных ботинок (туфлей) многими ревнителями казачьих традиций воспринимается неоднозначно. И эту неоднозначность можно передать словами, вынесенными в эпиграф к этой статье: «Эх ты, лапоть!..».

Александр Дзиковицкий

Поделиться...
  •  
  • 9
  • 8
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
  •  
  •