О происхождении слов «Дон», «черкас», «казак», «атаман»

Разглядываем казачьи основы

Над Доном густой опустился туман,

Ведёт казаков за собой атаман.

Андрей Корбачков. Шествие слепых.

Попытка найти значение таких, казалось бы, совершенно неразрывно связанных с Казачьим Народом слов, как вынесенные в заголовок настоящей статьи, вовсе не ставилась автором в качестве цели своих исследований. Однако в процессе написания работы “Этнокультурная история казаков” все эти вопросы всплыли как бы сами собой, естественным образом, по мере изучения различных источников. И потом оказалось, что вовсе нет нужды мудрить над значением этих понятий – всё давно уже было озвучено до нас. Нам же лишь осталось изложить чужие находки и собственные догадки в виде цельного материала.

Что значит слово “Дон”.

Начнём издалека, с главного скифского города, возникшего на берегах реки Дон. В эпоху скифов в Северном Приазовье возникло множество населённых пунктов, которые в дальнейшем сыграли важную роль в развитии и становлении региона. Важнейшим из них, который потом казаки считали своей древней столицей, была Танаида (Танаис, нынешний город Азов), которая появилась благодаря боспорским грекам около 6 века до Р.Х. Это была греческая колония со смешанным греко-скифским населением, выдвинутая далеко на северо-восток, глубже всех прочих греческих колоний. Во времена Геродота (5 век до Р.Х.) Танаида не считалась уже новым городом и имела важное значение в торговле Греции по вывозу невольников, рыбы, выделанных мехов, сыромятных кож и хлеба. Через неё для продажи скифам ввозились предметы греческой культуры – ткани, вина, оружие, посуда, металлические изделия и мелкие товары. С начала новой эры Танаида достигла цветущего состояния и сделалась самым оживлённым пунктом для торговых сношений греков с восточными народами.

2-й и 3-й века нашей эры – время наибольшего расцвета и благосостояния Танаиды. Её жилые кварталы и огромные склады товаров окружали мощные каменные стены, а жители – греки и цивилизованные танаиты, в особенности молодёжь, – группировались в особые братства – фиасы, назначение которых сводилось не только к выполнению обрядов и торжеств эллинского религиозного культа, но и к обороне родного города.

Преемница Танаиды – Тана – стала городом на южной стороне донской дельты в 6 веке, но ранее, до разрушения гуннами Танаиды в 375 году здесь уже находилась торговая фактория, принадлежавшая городу. Поэтому Тана считается законным преемником прежней Танаиды и её именуют 2-й Танаидой, а её историю отодвигают в глубину тех веков, когда была жива 1-я Танаида. В дальнейшем, в качестве казачьей столицы Азак, исчисление древности города также включало в себя историю первого города.

Нынешний Азов (Танаида, Танаис, Тана, Азак) расположен не совсем там, где была греческая колония. Современный Азов стоит на берегу Дона и его притока, реки Азовки, в 15 километрах водного пути от его впадения в Таганрогский залив Азовского моря. А до гуннов, в 1 – 3 веках н.э. на месте современного Азова были лишь поселения меотов, образующие укреплённые городища вокруг самого города Танаида. Г.З. Байер ставил знак равенства между Танаидой и Азовом. Для него несущественным представлялось то, что находились они в разных местах.

Наличие у разных народов разных названий одного города достаточно обычное явление. И если названия города Танаида, Танаис и Тана были греческого происхождения, то названия Азак и Азов – явно связаны с самоназванием жившего здесь народа. Известно о таких названиях населяющего в разные периоды этот город народа (кроме греков-колонистов), как киммерийцы, скифы, савроматы и меоты, что логически и на иных материалах позволяет все эти названия считать приложенными к одному и тому же этносу, самоназвание которого было “аз” (“ас”).

Археологи утверждают, что в XIV веке Азак-Тана был одним из крупнейших городов мира (во всяком случае, не меньше тогдашнего Лондона). Здесь проживали представители разных религий: было несколько католических церквей, одна православная церковь, мусульманские мечети. Арабский путешественник Ибн-Батута, посетивший Азак в 1333 году, отмечал, что город отличается красивой постройкой. Поскольку Танаида была главным городом окрестного населения, на базе которого в будущем появилась казачья общность, следует выяснить, откуда взялось такое название и что оно означает. Для этого необходимо обратиться к лингвистике.

Главная река донских казаков называется Дон (у древних греков – Танаис). Названия рек и вообще воды “дон”, “тон”, “дан”, “тан”, “тун”, “дун” – очень древние, встречающиеся на пороге истории арийских народов по всей Европе и Западной Азии. Одним словом, название воды или рек “дон” было известно тому доисторическому народу, от которого знаменитая мифическая “река борьбы” Eridanus получила своё название.

В Википедии говорится: «Многих мучает вопрос происхождения реки “Дон”, но мало кто знает, что название этой великой реки происходит от арийского корня *dānu-, что в переводе означает – “река”, с древне-индийского “dānu” означает – “капель, роса, сочащаяся жидкость”».

Названия рек с прибавлением “дон” встречаются в языках санскритском и семитических, как то: аравийском, финикийском и других, например: Иордан, с притоком Дан; в Египте Танис или Таникум – один из правых рукавов Нила; Сардон или Сирдон, Ладон, Гесперидон и так далее. В Малой Азии часть исторических рек также имела окончания “дон”. К сказанному можно также вспомнить и о названиях больших рек древнего расселения скифов – Днепре и Днестре, которые ранее звучали как Данапр и Данастр. Следовательно, название города, как и реки, на берегах которой зародилось казачество, имели своё собственное этнолингвистическое происхождение “Тан(а)”, получившее у греков лишь свойственные их языку окончания – “-ида” и “-ис”.

Согласно автору 1 века н.э. Плинию, современный Терек носил аланское название Дирикдон (Дирик-дон, Терек-дон), а по Клавдию Птолемею, во 2 веке, Дирикдон называется уже Алонта (множественное число “аланы”, то есть “Река Аланов”, “Аландон”), а река Кума – Удон.

*  *  *

О слове “черкас”.

У чёрных клобуков, поселившихся в Поднепровье и ставших предками запорожских казаков, выявилось также и ещё одно имя – черкасы. Откуда же оно взялось? В сети интернет на одном из форумов я обнаружил попытку объяснить это название казаком Д.Д. Поповым из станицы Грушевской Черкасского округа ВВД (Ростовская область). Эта версия мне показалось довольно убедительной, поэтому я привожу её здесь. Попов рассуждает так:

«Поищем значение корня “черк”. Для начала обратим внимание, что если следовать описанию народов хазарского кагана Иосифа, то корень “черк” следует записать в виде “ч-рк” или по-хазарски “ц-рк”, что на санскрите будет выглядеть как “crk”, написанное по-латыни. Но на санскрите crk по-латыни – это путник.

Близость слов – “путник” и “исчезнуть” = (в смысле) “удалиться”, “уйти” – у меня сомнений не вызывает. Санскритское “crk” могло преобразоваться, а, возможно, изначально (древний санскрит) и огласовывалось как “черк”.

Таким образом, черк-ес и черк-ас означает: “путник-кочевник, находящийся вне основной этнической группы”. Только окончание: “-ес” выделяет группу переднеазиатского происхождения (отнюдь не тюркское), “-ас” выделяет кочевников индоевропейского происхождения».

Видимо, Д.Д. Попов просто не был в курсе того, что слово “ас” (или “аз”) – это самоназвание народа, который при предложенной им расшифровке получает вид “кочевник-ас”. Кажется, очень похоже на действительное решение вопроса о “черкасах”. Фактически то же самое говорил и Н.М. Карамзин: «Торки и берендеи (несомненные кочевники) назывались черкасами».

Имеется и иная версия происхождения слова “черкас”, которая отличается от предложенной Д.Д. Поповым.

Птолемей на средней Кубани во 2 веке до Р.Х. отмечает город Черкасу (Серасу), то есть столицу той части асов, которая называлась “черкасы” (“черк-асы”). Либо наоборот, часть асов получила своё название от этого своего главного города. Черкасы принимали участие в войне римского императора Траяна с армянским и парфянским царём Парфамазисом. В 107 году Траян в Малой Армении в городе Сате принимал предводителя черкасов Анквиала с большим торжеством и отпустил его с богатыми дарами. Анквиал, как правитель Черкасии, был известен и при преемнике Траяна Адриане.

Но в любом случае черкасы не были каким-то особым племенем, а просто это было одно из “направлений” народа азов (или ясов Нестора), которое, сравнительно с другими, было “более кочевым”.

*  *  *

Теперь о слове “казак”.

Во время скифских походов в Переднюю Азию, в 7 веке до Р.Х., скифы появились в Палестине, о чём говорит Геродот. Тогда-то они и попали на заметочку еврейским мудрецам и книжникам, благодаря чему мы теперь можем, наконец, понять, откуда пошла хотя бы первооснова самоназвания их потомков “казак”.

В Библии есть так называемая “Таблица народов”, составленная как раз в 7 веке до Р.Х. и повествующая о потомках Ноя. Согласно ей последний сын Ноя Иафет имел семь сыновей. Это были: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Тубал, Мешех и Тирас. У Гомера, говорится далее в таблице, в свою очередь было три сына: Ашкеназ, Рифат и Тогарма. Все эти многочисленные сыновья, внуки и правнуки были родоначальниками различных народов, по их именам они и были названы. Исследователи считают, что имя Ноева “правнука” Ашкеназа соответствует названию племени “ашкуза”, известного по ассирийским клинописным и греческим источникам. А имя “отца” Ашкеназа Гомера соответствует клинописному “Гиммирай”, – киммерийцам греческих авторов.

В Ассирии скифы появляются под своим собственным именем “ашкуза” (варианты: “ишкуза” или “шкуда”) в 70-х годах 7 века до Р.Х. под предводительством Ишпакая они принимают участие в разгроме страны, что отразилось в клинописных надписях. Дальнейшее пребывание скифов в Ассирии и Передней Азии связано с именем Партатуа, который, в отличие от вождя Ишпакая, именуется царём “Страны Ашкуза” (Ишкуза). Начиная с этого периода, скифы часто упоминаются в Ассирии и Передней Азии под названием “ашкуз” или “ашкеназ”. Ликвидация Царства Ашкуз произошла в первом десятилетии 6 века до Р.Х.

Р.Н. Фрай утверждал: «…Этноним “сармат” прилагался к нескольким племенам или союзам племён, в том числе и к упоминаемым в источниках аланам, асам, роксаланам и другим…». Тождество древнееврейского названия скифов “ашкеназ” с ассирийским “ашкуза” убедительно показал Винглер. То, что у сарматов и аланов самоназвание было “ас”, подтверждается источниками. И хотя сейчас я привлеку источник совсем не из этого времени, но я его приведу, чтобы больше не возвращаться к этому уже решённому вопросу: «Название Алания, – писал венецианский купец XV века Иосафат Барбаро, – произошло от племён, именуемых аланами, которые на собственном языке называются “ас”».

Средневековые арабы Восточную Европу именовали Аскутией. Ас – самоназвание скифов, сарматов и аланов, что касается термина “кути”, то это древнейшее общее название племён, живущих к северу и северо-востоку от Месопотамии. Таким образом, имеется несколько форм и вариантов самообозначения Скифии, Сарматии и Алании: по-гречески “Аскания”, по-еврейски “Ашкеназ”, по-ассирийски “Ашкуза”, по-гречески “Ас-ханат” (Сарматия) и “Ас” (Алания). При всём различии по форме ясно выделяется один и тот же корень “ас” (“аз”, “аш”, “ясы”, “асии”), который и является самоназванием киммерийцев, скифов, сарматов, аланов и гуннов. Это племенное самоназвание – очень древнее, восходящее, вероятно, ещё к протоарийской эпохе.

А отсюда уже совсем несложно сделать вывод о причинах переименования в Средние века остатков города Танаида, считавшегося главным городом местного населения, в Азак (будущий Азов), а также появления у жителей Подонья-Приазовья самоназваний “казак” и “черкас”, которые возникли в исторически близкое нам время. Они явно укладываются в один смысловой ряд.

Попутно заметим, что харьковский профессор XIX века Рейт в своих исследованиях (1810 г.) утверждал, что аланы, смешавшись с готами, положили основание племени казаков, столицей которых в XV веке был город Азак, названный так от народа “ас”.

Есть и иная, на мой взгляд сомнительная версия происхождения слова “казак”. Тем не менее я её приведу, чтобы быть объективным. Некоторые историки считают, что это слово развилось из слов “коссай”, “коссаг”, “касог”. Слог “кос” означал по-скифски “белый”, и, значит, имя саков некогда обогатилось эпитетом “белые”. “Кос-сака” кроме значения “белые сака” имеет, по мнению тех же историков, и ещё один вариант перевода – “белые олени”.

Истории известно имя “казаки”, относившееся к племенам, проживавшим на правом берегу реки Кубани и в Приазовье, в разных начертаниях высеченное на камнях в текстах греческих и римских инскрипций Меотиды и Танаиды в античную эпоху нашей эры. В них оно писалось, как “касакос”, “гасакос”, “касагос” (В.В. Латышев и Вс. Миллер “Язык осетин”). Выходцев из этой земли русские летописи называют “козарами”, “чёрными клобуками” и “черкасами”. Можно было бы отнестись к таким сообщениям, как к голой фантазии авторов, если бы не одно обстоятельство: именно в этих местах проживали народы, носившие самоназвание асов (азов), хорошо читаемое в приведённых примерах этнических имён. Значит, связь какая-то вполне может быть.

От XIII века прозвание “чёрные клобуки” исчезает из летописей, а в хрониках и актах появляются другие их имена – черкасы и казаки. Некоторые историки (Голубовский) говорят, что впервые слово “казак” в смысле конника-стража встречается у кыпчаков. Это можно понять: войско протоказаков Казакии, если не постоянно, то периодически входило в состав войск кыпчакских ханов, либо противостояло им. Хотя происхождение этого названия для потомков скифов эти историки ничем не объясняют.

По сведениям русских историков Татищева и Болдина, “имя казаков на Руси стало известно от монгольских баскаков, какие, начальствуя в российских городах, имели при себе казаков для охраны и других надобностей”. Русский историк И. Болдин пишет: «В 1282 году баскак татарский Курского княжения, призвав черкас из Бештау или Пятигорья, населил ими слободы под именем казаков». Но служба в этой области оказалась им не по душе и они ушли в Канев «к баскаку, который назначил им место к пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городок, или, приличнее, острожек и назвали Черкасы, по причине, что большая часть их была породою черкасы».

В сочинениях арабского историка 1-й половины XIV века Эломари (ал-Омари, Аль-Умари) о Золотой Орде слово “казак” ни разу не упомянуто. Это говорит о том, что такое имя ни у черкасов, ни у ясов ещё не стало распространённым, хотя именно они и составят в скором времени “казачество”. Говоря о последствиях нападения ушкуйников в 1360 году на Золотую Орду, “Булгарские хроники” сообщают, что золотоордынские эмиры поручили борьбу с ними казакам беков Гарафа и его сына Буртаса. Итак, мы встречаем летописное свидетельство о появлении имени “казаков”. При этом вполне возможно, что оно было и раньше, но на уровне местного использования. Так что мы можем с высокой долей вероятности определить время появления слова “казак”: в качестве местного имени уже в конце XIII века, а в качестве устоявшегося – примерно в середине XIV века. В это время за подонским населением постепенно и закрепилось название казаков, как этническое. Название бродников утерялось. Само население не называло себя этим именем. Более того. Исторические документы свидетельствуют, что население Подонья называлось уже во время владычества татар даже не только “казаками”, но и “казаками донскими”.

А во второй половине XIV века донские казаки уже прочно прописались в письменных источниках. Так, об участии в 1380 году донских казаков в Куликовской битве на стороне восставших остались четыре свидетельства: 1) запись во Вкладной книге Донского монастыря: «Донские казаки, уведав о пришествии благоверного великого князя Дмитрия Ивановича в междуречьи Дону и Непрядвы, вскоре в помощь благословенному воинству пришли…»; 2) выдержка из какой-то древней летописи, помещённая в книге вкладов часовни на Лубянке в Москве относительно иконы Гребенской Божьей Матери: «Там в верховьях Дона народ христианский воинского чину живущий, зовомии казаци…»; 3) Краткая Московская летопись, которая, по словам Ригельмана, «напоминает нам, что перед сражением московского великого князя Дмитрия Ивановича с Мамаем поднесена ему донскими казаками икона Донская»; 4) в родословной “Татарской истории” опять же Ригельман находит: «Когда татарская сила начала упадать, то казаки, видя, что россияне начали явно противиться татарам, также напали на них всеми своими силами».

Теперь попробуем докопаться до значения этого слова.

Несмотря на наличие большого числа различных вариантов объяснения слова и понятия “казак”, все они – лишь более или менее обоснованные гипотезы. Позволю себе добавить к ним ещё одну, которая мне представляется наиболее логически оправданной.

Есть такое понятие – этникон, которое означает название жителей определённой местности, соотнесённое с местным топонимом. В период античности и средневековья людей часто называли по названию места, откуда они прибыли или где они постоянно проживают. Пример: Меотида (Азовское море, у славян – Сурожское море) – прибрежные жители назывались меотами и тут связь в названиях несомненна; Танаис, Тан (река Дон) – обитавшее по его берегам население называлось танаитами.

При этом что “танаиты”, что “меоты” одинаково были народом “аз” (скифами различных племён). Возрождение древнего города Танаис под именем “Азак” и переименование реки Танаис в “Дон” никак не могло бы быть причиной возникновения понятия “танаиты”. А вот “донцы” и “(к)азаки” вполне могли произойти от новых названий города и реки. И именно “донцы” и “казаки”, и даже сдвоенное понятие – “донские казаки” – в конце концов и появились в XV веке в московских письменных свидетельствах. Последнее понятие, вероятнее всего, служило для отличия донских казаков от тех, которые пошли на службу к русским князьям, хотя и они были также выходцами с Дона (как пример – “рязанские казаки”, известные от 1444 года).

И Азовское море (бывшая Меотида) на самом деле в Средние века уже (по названию города Азак) звучало как Азакское море. Напрашивается вывод, что имя “казак” напрямую связано с именем неофициальной столицы обитавших здесь повсеместно азов-аланов – города Азак. Если логическое построение верно, то прослеживается вся цепочка названий-понятий: аз – название этноса, Азак (крепость азов) – главный город народа аз, казак – представитель этноса, у которого главный город Азак. Точно по такой же схеме весь период до Петра I будущая Российская империя называлась Московией, а её жители московитами, даже если они в своей жизни ни разу не были в столице Московии – Москве. А если верить утверждению составителя казачьего словаря-справочника Г.В. Губарева, то вообще все споры и сомнения в отношении происхождения этнического определения “казак” можно отныне считать исчерпанными, поскольку Губарев писал: «До XV века в Европе город называли его прежним греческим именем – Тана, а на Востоке к этому времени вошло в обиход его новое название – Казак и Азак».

Да и сам город, хоть имеется версия, что он, якобы, получил своё название от какого-то малоизвестного кыпчакского князька, кочевавшего здесь в XII веке, более естественно представляется получившим своё имя по жившему здесь населению – по азам. И только у славян в русских княжествах, а затем в Великом княжестве Московском город Азак называли “Азов”, что несколько отдаляло друг от друга два термина и делало не столь очевидной параллель “Азак-казак”.

И такой ещё характерный штришок по теме. Казаки ревниво оберегали исстари произношение слова “казаки” с ударением на последнем слоге, считая при этом, что слово “казак” должно читаться в обе стороны одинаково: и по-славянски слева направо, и по-тюркски справа налево. Может, такое “чудачество” объясняется тем, что казаки были двуязычными? И не от этого ли появилась дополнительная буква “к” в начале этого слова?

Слово “атаман”.

Для начала покопаемся в глубинах веков, чтобы хотя бы примерно знать, когда слова “атаман” вообще ещё не было.

Во второй половине XIII века завоеватели монголо-татары выводили из бывшей Меотиды (Земля Касак, Томаторканское княжество, Кубанский край) отряды казаков или черкасов для службы при татарских баскаках. Значит, в это время слово, означавшее казачьего начальника, было именно таким и никаких атаманов в истории ещё не появилось. В конце XIII века бывшие подонские асы-аланы, переселившиеся в Крым, находились уже в составе казачьей дружины темника Ногая. Следовательно, будучи их начальником, он назывался тоже не атаманом, а темником.

Население Подонья было народностью, имевшей в государственной системе Золотой Орды в целом положение и значение военно-служилого народа-сословия, внутри себя сохранявшего своё устройство и управление. Оно было подчинено непосредственно ханской власти, которого в христианских церквях величали царём; а баскаки были его представителями, выполняя роль будущих атаманов.

Русский историк Костомаров говорит: «В так называемой Литовской летописи мы находим смутное известие, что в ХIV веке Ольгерд, покорив Подоль, нашёл там местное население, живущее под начальством атаманов».

С новгородскими ушкуйниками севернорусские предания связывают появление разбойных мест, причём их признаками являлся гористый рельеф, расположение при устьях рек и отдаление от населённых пунктов. В исследованиях утверждается, что ушкуйники были отчаянные молодцы, которые собирались в группы – ватаги. Эти ватаги, состоящие из предприимчивых людей, отправлялись в дальние края, где торговали, а чаще грабили местное население. Главной добычей ушкуйников были пушнина, золото и серебро. При этом само название “ушкуйники” связано с названием судна, на котором ватаги совершали набеги и походы.

Среди исследователей, занимающихся Русским Севером, существует гипотеза об ушкуйническом происхождении разбойных мест, что ассоциируется с ранним способом “новгородского” освоения Севера набеги, грабежи, обложение данью. Подобная гипотеза существует и в отношении гребенского казачества Северного Кавказа. Известно, что в ХIV веке ушкуйники доплывали до Астрахани и, возможно, выходили в Каспий и Терек.

Вторую версию озвучил кандидат исторических наук Николай Дутов: Попытка изучить историю ушкуйников показала, что они к Новгороду на Ильмене, скорее всего, отношения не имели. Уж очень странно то, что все письменные источники сообщают о том, что они действовали и базировались на средней Волге, Каме и Вятке. Руководить из Новгорода на Ильмене ушкуйниками на Вятке и Каме было невозможно, слишком далеко. По рекам, через волоки, по дремучим лесам и болотам от Вятки до Новгорода на Ильмене надо было тащиться не меньше года.

Какая бы версия ни была верной, в условиях раздроблённой на княжества Руси ушкуйники переживали расцвет: можно было очень часто проводить разбойничьи набеги, ватаги их разрастались численно и становились соизмеримыми с регулярными войсками князей, чем были очень похожи на варягов и викингов. А вообще, как это часто бывает, истина о вятских ушкуйниках, скорее всего, лежит посередине. Посередине приведённых двух версий: на месте исстари было разбойничье гнездо, которым и воспользовались пришлые новгородские ушкуйники.

Ушкуйники были профессиональными отважными воинами, они умело действовали как в пешем, так и в конном строю, в совершенстве владели основными образцами вооружения той поры: копьями, мечами, саблями, луками и арбалетами. К 1360 году они оборзели до такой степени, что решили пойти войной на саму Золотую Орду! С боями они прошли по Волге до устья Камы и взяли штурмом татарский город Жукотин. Захватив там несметные богатства, ушкуйники вернулись назад “пропивать зипуны” в Костроме. То есть, слава этого вольного воинства, хоть и жестокая, гремела по просторам Восточной Европы и кое-кто честолюбивый вполне мог желать быть похожим на их предводителей.

Ещё с XI века они стали появляться на pеках Волге, Каме, Вятке и Северной Двине, основывали по берегам этих рек новые городки и заводили торговые сношения с местными жителями. Под предводительством своих выборных старшин, или “ватманов”, эти отважные купцы-воины в XIII и XIV веках появляются в земле зырян, живущих по pекам Вычегде и Выми, в Югории (по реке Печоре) и в Пермии; в 1361 году спускаются вниз по Волге в самое гнездо татар, в их столицу Сарай.

В 1364 – 1365 годах новгородские ушкуйники под предводительством молодого ватамана Александра Обакумовича пробираются за Уральский хребет и разгуливают по реке Оби до самого моря. Вскоре на 150 лодках они подошли к Нижнему и умертвили там множество татар, армян, хивинцев, бухарцев и взяли все их богатства, жён и детей; потом вошли в реку Каму и разорили многие селения волжских булгар. В то же время из реки Вятки они вновь появились на Волге и разорили Казань и другие города и сёла, принадлежавшие татарам, а также захватили товары всех купцов, встретившихся им на Волге. Термин “атаман” у казаков становится известным после появления его в Литовских хрониках применительно к ХIV веку. По-видимому, этот термин уже тогда был заимствован от ушкуйников, но пока ещё не получил повсеместного среди казаков распространения и наряду с ним продолжали существовать казачьи начальники “оргузии” (предводители казачьих отрядов на охранной службе у генуэзцев в Крыму) и “баскаки” (казачьи начальники собственно в самой Золотой Орде). Но если оргузии и баскаки были явно служебными именованиями казачьих начальников, состоявших на чужой службе, то атаманами первоначально назывались именно вольные начальники, не подчинявшиеся никому, кроме желаний и настроений самих своих ватаг. Заимствование такого именования от отчаянных храбрецов, никому не подчинявшихся ушкуйников – выглядит очень даже логичным и очевидным.

Таким образом, новгородско-ушкуйническое происхождение одного из самых казачьих терминов оказывается вполне очевидным и не требующим копаться в различных языках, выискивая подходящий перевод для установления происхождения слова.

Александр Дзиковицкий

Поделиться...
  •  
  • 6
  • 3
  •  
  •  
  •  
  • 39
  •  
  •  
  •  
  •