Об исконном казачьем языке

Разглядываем казачьи основы

В одном из своих комментариев Судья Всеказачьего Общественного Центра (ВОЦ) К.Э. Козубский написал: «Тупизм великодержавников зашкаливает! Они приписывают казакам русское происхождение, делая упор на то, что все казаки русскоязычны. Но я вот потомок татароязычных казаков-касимовцев. Далее. Ирландская нация говорит на двух языках, шотландская – на трёх. Англоязычное большинство и там, и там. Но никто в России никогда не сомневался, что это конкретные нации».

Все знают, что у упомянутых народов до восприятия английского были свои исконные языки. Точно так же и древние казаки, до сперва восприятия, а затем полного перехода на другие языки (великорусский и малоросский), общались между собой на своём исконном. На каком? Об этом мы сейчас и расскажем, поскольку такой вопрос время от времени возникает у самих нынешних казаков.

* * *

Прежде, чем говорить непосредственно о протоказачьем языке, определимся с понятиями и терминами, связанными вообще с языками. Итак.

Во-первых, существует гипотеза о так называемом праностратическом языке, который является гипотетическим предком языков, входящих в ностратическую языковую макросемью. Но так глубоко в лингвистические дебри нам лезть ни к чему. Нам достаточно знать, что когда-то количество языков, на которых разговаривали люди, было небольшим. Это были так называемые “протоязыки”. Со временем протоязыки начали распространяться по Земле, и каждый из них стал родоначальником своей языковой семьи. Языковая семья – это самая крупная единица классификации языка (народов и этносов) по признаку их языкового родства. Сейчас в мире насчитывается более 100 языковых семей, включающих в себя более 7.000 языков. Предполагается, что языковые семьи не связаны друг с другом, хотя, как мы сказали выше, имеется гипотеза о едином происхождении всех языков от единого праностратического языка.

Индоевропейские языки – самая распространённая в мире языковая семья, включающая в себя, в том числе, и славян. Она состоит из более 400 языков. Но нас интересует другая семья – Алтайская, которая ныне насчитывает 60 языков.

Со временем языковые семьи распались на ветви – языковые группы. Алтайская языковая семья включает в себя тюркскую, монгольскую и тунгусо-маньчжурскую языковые ветви (группы). Языки одной языковой группы сохраняют много общих корней, имеют похожесть грамматического строя, фонетические и лексические совпадения. Согласно VoxBook, тюркская языковая группа Алтайской языковой семьи – широко распространёна в Азии и Восточной Европе. Число говорящих более 167,4 млн человек. Именно носителей тюркской языковой группы древние греки называли скифами. При этом различая в их составе множество отдельных племён, живущих как в Европе, так и в Азии.

Имеется и более мелкое деление групп на подгруппы. По новейшим исследованиям, тюркская языковая группа распалась во II веке н.э. и ныне существует в виде нескольких подгрупп и большого числа отдельных тюркских языков. Тюркская языковая группа включает в себя подгруппы, среди которых две так называемые “западные” – это огузские и кыпчакские. К огузской языковой подгруппе относятся сегодняшние туркменский, гагаузский, турецкий, азербайджанский языки. К кыпчакской подгруппе – языки татарский (поволжский), башкирский, караимский, кумыкский, ногайский, казахский, киргизский, алтайский, каракалпакский, карачаево-балкарский и крымско-татарский.

Предки казаков, будучи частью кочевничьего тюркского мира, простиравшегося от Алтая до Днестра, говорили на языке Великой Степи. А если быть более точными, на диалектных (в разных племенах) вариантах двух западных подгрупп тюрских языков – огузских и кыпчакских. Кстати, языком бытового общения в Золотой Орде был именно кыпчакский.

* * *

Далее по имеющемуся у меня материалу идут всевозможные переплетения арийско-индоевропейского и алтайско-тюркского субстрата, разобраться в которых, возможно, под силу лишь узким специалистам. И то, полагаю, у каждого из таковых может оказаться своя особая позиция, не согласная с позицией другого. Я же, автор, лишь излагаю доступные мне сведения и заранее прошу не обращать ко мне узкоспециальные вопросы.

Итак, продолжим. Самые ранние из доступных нам письменных источников древнейшим народом на территории нынешней России называют киммерийцев. В то же время самоназвание и киммерийцев, и скифов, и более поздних савроматов, сарматов, аланов было одно и то же – “аз” или “ас” (“яс” по древним русским летописям). Само же название “киммерийцы”/“кимры”, скорее всего, означает просто “степняки” (в одном из древних арийских (индоевропейских) языков анатолийской группы “степь” – это “гнмра”). Память о степной, киммерийской прародине долго сохранялась в северной Европе…

В Библии Гомер (то есть “киммериец”) признаётся старшим сыном Япета, родоначальника тех народов, которые сейчас принято называть “индоевропейскими” (арийскими). Старшим сыном “Киммерийца”, в свою очередь, считался “Скиф”. Киммерийцы упоминаются и в древнейшем греческом памятнике – в “Илиаде”.

Арийские языки являются первичными для индоевропейцев, но эти же арийские языки – основа и санскрита. В глубокой древности на Днепре, Доне и Урал-реке жили арии. Это они принесли свой язык в Индию, Иран, Афганистан. Но отдельная ветвь, отклонившаяся от ариев-земледельцев, стала основой появления кочевнической гаплогруппы R1b1, из которой “выросли” тюрки – киммерийцы, скифы, аланы, гузы, печенеги… (можно продолжить). Поэтому, говоря об исконном казачьем языке, мы должны обратиться к понятиям “тюрки”, “гунны”, “кабары”, “адыги”, “черкесы”. Изначально – кочевые народы. Мало того. Есть множество подтверждений тому, что древние шумерийцы были давно оторвавшейся от основной массы частью протоскифских племён. Поэтому в их языке так много тюркских слов, о чём писали многие учёные.

Более поздние источники сообщают, что в 17 – 16 веках до Р.Х. Египет и Месопотамия были захвачены неким народом, который имел конную армию. В Вавилоне этот народ называли “касситами”, в Ассирии – “митаннийцами”, в Египте – “гиксосами”. Чтобы понять происхождение этих загадочных всадников, достаточно вспомнить, что развитым гужевым транспортом тогда обладали одни только европеоиды, обитавшие на просторах Великой Киммерии (иначе Скифии). Поэтому, по логике вещей, самое вероятное, что эти по-разному называемые всадники были тем же самым народом, который греки называли “киммерийцами” и “скифами”.

В 1595 году до Р.Х. всадники-касситы установили контроль над Вавилоном, в 15 веке подчинили себе южную Месопотамию. В 14 веке до Р.Х. были заключены соглашения между двумя государствами ариев – Митанни (Северная Месопотамия) и Хеттским царством (Малая Азия), в которых упоминаются имена богов арийского пантеона – Митра, Индра, Варуна, Насатия. Некоторые исследователи этого периода истории региона, например Т. Барроу, пришли к выводу, что язык населения Митанни был тот же, что и у индийских ариев.

Бесспорным фактом является то, что племена на всей территории обширной равнины говорили на одном языке. И на огромных пространствах Великой Степи сменить язык общения с первоначального на какой-то новый если и было возможным, то только в отдельно взятом (завоёванном или колонизированном) регионе, но никак не в пределах многотысячевёрстного пространства. А тот известный факт, что в середине I тысячелетия н.э. Великая Степь вся говорила на тюркском (с разными диалектами, конечно), указывает нам лишь на единственную вероятность: что киммерийцы (как и их сменившие скифы, а затем сарматы) также говорили на каком-то древнем варианте тюркского языка. Следовательно, и скифы, и их родственники-предшественники киммерийцы – были “всего лишь” тюркоязычными народами, хотя они сами этого, конечно, не подозревали.

Скифы, савроматы, саки, массагеты, исседоны, аримаспы… Древние авторы прекрасно понимали, что все эти названия относятся, по существу, к одному и тому же народу, что все они – это просто расселившиеся скифы. Геродот, когда считал это необходимым, упоминал, что описываемый им народ Северной Евразии говорит на «языке особом, отнюдь не скифском». Ничего подобного он не сообщал относительно массагетов и исседонов, а о савроматах ясно сказал, что они говорят на слегка “испорченном”, то есть диалектном скифском языке. Языки жителей Средней Азии и Южной Сибири не отличались вообще (или отличались незначительно, на диалектном уровне) от языка родственных им народов волго-донских и причерноморских степей. По свидетельству Лукиана Самосатского (2 век н.э.), язык аланов одинаков с языком скифов.

Богослужение у готов Причерноморья в 4-м веке совершалось на языке “рушком”. Эти-то книги священного писания и нашёл святой Кирилл в Херсонесе Таврическом спустя 500 лет (в 858 году). То есть ясно, что тогдашний русский язык мог быть только скифским, то есть тюркским, поскольку никакого русского народа в нынешнем нашем понимании в те времена просто физически не существовало.

О влиянии скифов на формирование новых народов как раз и свидетельствует их язык. У В.Н. Татищева есть такое утверждение: «Находятся народы, прежде бывшие в сарматах, а потом с теми же именами в Германии, как, например, саки или сацы, и саксоны, бургионы и прочие. Язык древних германцев с сарматским был согласен, как мне в 1739-м бывший в Петербурге финский пастор согласных слов кельтского и финского языков более 100 дал из его книжки списать. […]. Почему думаю, что германцы в древности единый народ с сарматами были, и это никто благорассудный за поношение или уничижение счесть может […]. Много же издревле от сарматского языка в славянский внесено, как о том древние гражданские и исторические наши книги свидетельствуют».

На народы Кавказа тюркское влияние в области языка и культуры также началось ещё в глубокой скифской древности. В грузинских летописях мы находим подтверждение. «После захвата восточной Грузии и Тифлиса хазаро-булгарскими племенами в 628 году – сказано в одной из них – в Грузии начали говорить на гуннском языке». На протяжении многих веков тюркский этнический массив на Северном Кавказе был одним из многочисленных и могущественных племенных объединений – вплоть до распада Золотой Орды.

В то же время, везде более многочисленное славянское население оказывало решающее влияние на разговорный язык потомков скифо-сарматов. У В.Н. Татищева мы читаем: «…в Польше славяне сарматами и потом многими татарскими областями обладав, их языки сарматский и татарский угасили». Про Киевскую Русь Татищев пишет так: «русские тогда сарматский и славянский язык наравне употребляли». Тут Татищев, конечно, говоря о “русских”, имел ввиду их смешанных предков славяно-росов, то есть славяно-скифов, поскольку росы (русы) – это одно из скифских племён.

И ещё. Во втором томе “Истории” у Татищева читаем: «Что ныне русы язык славянский употребляют или славяне русами назвались, оное бесспорно; однако ж разница в словах двоякая: тогда русы от славян были различающимися, ибо русы были языка сарматского».

Важнейшим для нас вопросом является вопрос о языке подонских асов. И вот что мы находим. Киевский летописец XI века в переводной книге “История Иудейской войны” Иосифа Флавия пишет: «Язык же ясский ведом есть, яко от печенежского рода родися, живуща подле Тани и Меотского моря». Печенеги же свободно понимали кыпчаков, а кыпчаки говорили на одном из диалектов (кыпчакская подгруппа) тюркского языка. Так что, несмотря на наличие здесь же некоего христианского населения, говорящего по-славянски, язык подонских азов-асов относился к западнотюркским наречиям. О том же говорит и автор XI века Махмуд Кашгарский, который называет асов среди тюркских народов. Но наиболее логичным было бы предположить, что буквально все тогдашние потомки скифов и предки казаков были двуязычными, прекрасно понимая и общаясь и на славянском, и на тюркском языках, как это всегда происходит на стыке двух языковых миров.

А теперь немного отвлечёмся в сторону и скажем о влиянии скифо-сарматов на Кавказе. Ян Потоцкий утверждает: «Кабардинцы – выходцы из хазарского племени кабаров, кабарты стали предками князей Кабарды». Кабардинский фольклор приписывает кабардинским дворянам пришлое, тюркское происхождение (крымское, ногайское, кумыкское и так далее). Для ясов русских летописей весьма характерно, что рядом с ними почти всегда фигурируют адыги под названиями касогов-касагов, а затем черкасов (черкесов). Но если появляется имя черкасов, то тут уж однозначно присутствие скифо-сарматского этноса. Несмотря на всю запутанность и противоречивость других фактов. Причины того, что со временем и адыгов стали называть черкесами, заключаются в том, что часть тюрков-черкесов (предков казаков), после похода Тимура на Кавказ в 1395 году подчинила часть адыгов и стала у них правящей элитой. Долгое время черкесы-тюрки составляли правящее сословие-народ у кабардинцев-адыгов, не смешиваясь с ними до степени ассимиляции. Интересным дополнением к этому сообщению является то, что пишет Я. Рейнеггес: «…кабардинцы в течение долгого времени приняли обычаи, одежду и язык черкесов, они были даже названы черкесами».

При этом этноним “черкас” (“черкес”) встречается и на территориях, где нынешние черкесы-адыги вообще никогда не жили. Этнонимы “Черкас”, “Черкес”, “Шеркес” зафиксированы и встречаются от Украины до Северо-Восточного Казахстана, Южного Туркменистана и до верхней части Среднего Урала. Ареал распространения этнонима “черкес” строго локализуется в местах проживания именно тюркских племён. В Крыму часто встречаются топонимы со словами “черкес”, “кабарта” – Черкес-эли, Черкес-кермен, Черкес-тобай, Кабарта и так далее). В то же время, А.М. Байрамкулов пишет: «Никаких исторических документов о пребывании адыгов в Крыму не обнаружено. Никто пока не обнаружил в Крыму исторических или современных адыгских топонимов». В сообщении Генриха Бруса сказано: «Черкесские татары живут в окрестностях города Тарки», то есть в пределах Терского казачьего Войска. “Карачеркесы” – таким этнонимом Кемпфер, перечисляя народы Кавказа, называл потомков аланов – карачаевцев. Абри де ла Мотре в XVII веке свидетельствует: “Ногайцы (а это тюрки) обычно понимают черкесский язык”.

* * *

В Московском княжестве, а затем и в Российской империи всю совокупность тюркских языков называли “татарским языком”. Адам Алеарий пишет о черкесах: «…язык их общий с другими татарами». В сборнике “Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие” (издание апреля 1760 года, Санкт-Петербург, Императорская Академия Наук) указывается: «Казаки, при горах Кавказских обитавшие, уповательно были татарской (так тогда называли всех тюрок) природы». Сюда же можно добавить, что, к примеру, кыргызы, народ однозначно тюркоязычный, имеют в своём языке очень много характерных слов и выражений, свойственных говору донских казаков раннего периода их существования. Так, кублюк – кубилёк (женский наряд из шёлковой ткани ярких цветов), чекмень – кафтан, казан – котёл, тумак – шапка с верхом, шальбары – шаровары, юрт, мерин, башка, таган, чугун, серьги, чулги – чулки, куп – выкуп, чекан – оружие, тала – тальник, камыс – камыш, чушка – свинья, карга – ворона, беркут, сазан, карбуз – арбуз, каун – дыня, тыква, бахча, канжар – кинжал, чумичка, малахай и многие другие. Донские слова сузьма, чабак, каймак – тоже явно тюркского происхождения.

В дополнение к этому укажем такой факт: переписка Войска Донского (Ач – кар), велась на “татарском языке”. Е.П. Савельев в “Древней истории казачества” сообщал: «Татарские черты характера отразились и на последующем казачестве. В XVII и XVIII веках донские казаки и их жёны […] в домашнем быту нередко говорили на татарском языке. Это отметил в своих записках и инженер-гидротехник де Романо в 1802 году, говоря о казаках г. Черкасска». В качестве рудимента прежних отношений союзничества между Москвой и казачьими Войсками, вплоть до конца XVIII века грамоты, посылавшиеся от имени царя донским казакам на Волгу, писались на “татарском” языке.

Русский писатель Л.Н. Толстой служил на Кавказе и сообщил в повести “Казаки” важную для нас мелочь, относящуюся уже ко 2-й половине XIX века: «Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом говорит по-татарски». Эта фраза великого писателя подтверждает наличие даже в это позднее время у казаков древнего дославянского языка кочевников Великой Степи. Языка тюрков-скифов, пусть и претерпевшего в течение веков своего существования значительные изменения и вобравшего в себя много заимствований из наречий народов, с которыми приходилось общаться казакам.

И опять повторимся: находясь в большинстве мест своего расселения в непосредственном контакте с более многочисленными славянами, потомки сарматских племён и предки будущих казаков были вынужденно двуязычными. Создатель Казачьего словаря-справочника Губарев, рассказывая о подонских асах во времена Хазарии, пишет, что казачий антропологический тип и казачья разговорная речь формировались в обстановке количественного преобладания приазовских славян.

Но как же так получилось, что Казачий Народ утерял свой древний язык и перешёл на русский или украинский? Очень даже понятно. Став с Петра I “служилым народом” Российской империи, казаки-мужчины практически всю свою взрослую жизнь находились в составе российской армии, языком которой был русский. Годы и даже десятилетия пребывания в русской языковой среде переформатировали казаков настолько, что они не только говорить, но уже и думать начинали на русском языке.

Другое дело их жёны и воспитывавшиеся жёнами дети. Они продолжали удерживать прежнюю западнотюркскую (хотя уже и сильно видоизменённую под славянским влиянием) разговорную речь, которая получила название не только “татарского”, но также “домашнего” или “женского” языка казаков и сохранялась в казачьих станицах ещё в начале ХХ века. Лишь последующие события (Гражданская война, антиказачьи репрессии, высылки) окончательно уничтожили все остатки древнего казачьего языка.

В заключение рассказа о древнем казачьем языке мы можем сообщить, что восстанавливать скифский язык, если, конечно, до этого дойдёт когда-нибудь дело (как дошло дело в Ирландии, где преподают в школах давно забытый ирландский гэльский язык), с привлечением языкового материала из ныне существующих языков вполне допустимо. И на сегодня известно, что надо тогда будет брать за основу – языки огузской и кыпчакской подгрупп тюркской языковой группы.

Александр Дзиковицкий

 

Поделиться...
  •  
  •  
  • 88
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •