Подрывная работа в казачьей среде

События. Люди. Факты

Разумеется, вести подрывную деятельность,

длительное время оставаясь не разоблачёнными,

подпольщики не могли.

А. Носович. «Я мог сдать Царицын белым…»

На всю РФ прославились выжившие из ума пенсионерки, объявившие себя “отрядами Путина” и вызывающие насмешки своими громкими рекламными акциями даже среди самих почитателей вождя. Акциями типа сжигания коробочек из-под американских смартфонов, что было ими анонсировано как “удар по экономике проклятых пиндосов”. То есть – впечатляющий и болезненный для США адекватный ответ на все их санкции против РФ и эрефовских аллигаторов (олигархов).

С одним из таких доверчивых “членов отрядов”, причисляющих себя к “правильным казакам”, я встретился 15 сентября 2018 года в Москве, на финансируемом мэрией Москвы уже 8-м ежегодном фестивале “Казачья станица Москва”.

Однако если этим пенсионеркам удалось стать знаменитостями российского интернет-пространства, то подобным же “отрядам”, выступающим под брендом “российского казачества”, как-то не повезло. На долю их славы в основном относятся всякие хулиганства и бесчинства (типа акции 5 мая в Москве), что вызывает отторжение самого имени “казак” в населении, а вот о подрывной работе “казачьих отрядов Путина” внутри самой казачьей среды известно не слишком много. А ведь и она, хоть и не столь громкая и заметная, но имеет место быть и вправе претендовать на свою долю “славы”. Попробуем хоть слегка прорекламировать таковую деятельность.

Году, примерно, в 2010-м была собрана так называемая Пластунская сотня из числа тех, кто ранее участвовал в каких-либо горячих точках. Атаманом и инициатором её создания был заслуженный боевой казак Валерий Чигрин, в своё время воевавший в Приднестровье. Однако отбор в сотню по принципу участия в вооружённых конфликтах привёл к тому, что подавляющее большинство этой, прямо скажем, немногочисленной структуры стали составлять не этнические казаки, а представители иных народов и народностей. Бесполезно гадать, какая будущность ждала эту сотню, если бы её продолжал возглавлять Чигрин. Но он недолго держал в руках атаманскую булаву, поскольку в 2012 году умер от онкологического заболевания. А после его смерти фактически заправлять всей “внутренней политикой”, а точнее, формировать внутреннюю атмосферу в этой сотне стала этническая молдаванка, “записанная в казаки”, Галина Скорецкая (фамилия по мужу). И вот тут-то и началось интересное.

Назвав после смерти атамана курируемую сотню “Чигринская” (для того, видимо, чтобы хоть что-то в ней было “казачье”), бывшая военнослужащая-контрактница 14-й армии, стоявшей в Приднестровье, ставшая неформальной “атаманшей”, уже вполне открыто проявила себя как козёл-провокатор, манипулирующий сознанием людей, посчитавших себя “истинными казаками” по одному только факту вхождения в эту сотню.

При этом, что изначально и требовалось, “козёл-провокатор” приступил к зачистке этой “сборной псевдоказачьей солянки” от “незапутинцев”, вошедших в её состав при Чигрине. Я не могу знать, насколько верно сообщённое мне, что Скорецкая является агентом ФСБ – доступа к проверке такой информации у меня нет. Но вся манера её поведения, выбор ею целей для оболгания и дискредитации, ярко выраженная пропутинская “патриотичность” – всё это косвенно говорит в поддержку переданной мне версии её отношений с органами. Источник информации по понятным причинам я раскрывать не буду, но, во всяком случае, игнорировать её теми, кого может коснуться что-то не слишком приятное и желаемое, было бы крайне неразумно.

В 2014 году небольшой отряд “чигринцев” съездил на Донбасс, где умудрился поругаться с другими казаками, с которыми был объединён в одно подразделение. А по возвращении оттуда Скорецкая начала активно работать по дискредитации автора сей статьи, распустив слух о том, что он, якобы, “слил информацию о чигринцах СБУ” (службе безопасности Украины). Для нормальных людей вполне очевидна несуразность такого слуха. Хотя бы потому, что никакого интереса ни для СБУ, ни для кого угодно полтора десятка участников донбасского вооружённого конфликта (из нескольких тысяч) не представляют. Хотя полностью бессмысленной подобную клевету не назовёшь, поскольку известная логика в распространении этого слуха имеется. Таким путём преследуется даже не одна, а две цели: первая – это дискредитация одного из оппозиционно настроенных казаков, а вторая – раздувание значимости самой маргинальной структуры – “Чигринской сотни”. Точно по принципу известной басни Крылова: “Ай, Моська! Знать, она сильна…”. И ведь находятся такие доверчивые, на кого столь примитивная и убогая ложь и самореклама действительно воздействуют…

В результате подрывной работы Скорецкой к сегодняшнему дню от Чигринской сотни осталось всего два-три десятка участников, но зато крайне агрессивных как по отношению к любой антипутинской оппозиции, так и по отношению к национально ориентированным казакам, что тоже можно при желании расценивать и как успех ФСБ в “работе с казачеством”, и как косвенное подтверждение информации о связях Скорецкой с российскими спецслужбами, курирующими “казачью тему”.

В нашем эпиграфе, который был позаимствован из статьи, опубликованной в журнале “Родина” за июль 2017 года, высказана общеизвестная истина: «вести подрывную деятельность, длительное время оставаясь не разоблачёнными, подпольщики не могли». Рано или поздно, наша Мата Хари тоже должна была где-то “проколоться”, каким-либо образом “засветиться”. Смею думать, что она просто “не по зубам” выбрала себе цель, решив оклеветать меня и тем самым лишь ускорила собственное разоблачение.

Либо это не вина самой Скорецкой и просчитались лишь кураторы, посчитавшие её способной “сожрать” меня и не подавиться. В последнем случае это может лишний раз быть свидетельством деградации вообще всего в РФ, включая её спецслужбы, раз за разом демонстрирующие всему миру провал за провалом (отравления Литвиненко и Скрипалей).

Александр Дзиковицкий

Поделиться...
  •  
  • 4
  • 35
  •  
  •  
  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •