Иван Мазепа

ИВАН МАЗЕПА. КАЗАЧИЙ ГЕРОЙ, ПРЕДАТЕЛЬ ИМПЕРАТОРА

Разглядываем казачьи основы

 

«Бориску на царство?! Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?..»

Слова Ивана Грозного в кинофильме “Иван Васильевич меняет профессию”.

Ранее мы уже писали о Петре I Великом, о его по-большевистски жёстко проводимой политике в отношении мирных донских казаков-союзников и о его расправе с донцами, посмевшими возмутиться творимыми над ними бесчинствами. Теперь мы обратим наше внимание на днепровских казаков и постараемся понять, что стало причиной их “предательства” по отношению к “императору-большевику”.

Иван Степанович Мазепа родился 20 марта 1639 года в селе Мазепинцы под Белой Церковью в шляхетской православной семье. В современной Украине Мазепа – национальный герой. Его изображение помещено на одной из денежных купюр Украины. Он был военным и политическим деятелем и дипломатом. При помощи Москвы Мазепа объединил под своей властью Левобережную и Правобережную Украину, ограничил политическую самостоятельность Запорожской Сечи. Длительное время был одним из ближайших сподвижников русского царя Петра I и много сделал для экономического подъёма тогда ещё слабо заселённой Левобережной Украины.

В современной России, по традиции, унаследованной ещё от времён царско-имперских и благополучно просуществовавшей в период советско-имперский, Мазепа – символ коварного предательства, “презлым за предобрейшее заплативший”. А вот кем его следует считать казакам? Ведь он, как-никак, не был и не малороссом, и не великороссом, но зато казацким гетманом! Предки Мазепы, как и он сам, относились к казачьей вольнице, зажатой между Россией, Османской империей и Речью Посполитой. Давайте же попробуем хоть примерно разобраться в этой явно неординарной фигуре.

*  *  *

В конце XVII – начале XVIII веков Казацкая Украйна очутилась между двух огней. С одной стороны – самовластный тиран-“большевик” на царском троне Пётр I, ненавидящий всё вольное и самостоятельное, каковыми хотели оставаться казаки, с другой – отчаянный авантюрист гетман Мазепа. И если с первым, ненавистником всего казачьего, всё довольно ясно, то со вторым дело обстоит не столь однозначно.

На протяжении бурной жизни Иван Мазепа, будучи по природе карьеристом, неоднократно менял своё место на шахматной доске тогдашней Истории. В юности он был “покоевым”, иначе постельничим шляхтичем у польского короля. Но карьера Ивана Мазепы при дворе польского короля забуксовала из-за вероисповедания: он был православным, в то время как при дворе преобладали католики, которые относились к Ивану пренебрежительно. Наверное, Мазепа затаил обиду на поляков, поскольку затем он вдруг очутился в другом лагере – стал ротмистром у ненавидевшего поляков правобережного гетмана Петра Дорошенко, того самого, что вошёл в украинские песни и легенды. Был даже специальным посланником к крымскому хану и возил ему “в подарок” десятки рабов, да не просто рабов, а обращённых в рабство пленных казаков!

Сам взятый в плен людьми гетмана Войска Запорожского на Левобережной Украине Ивана Самойловича, кровного врага Дорошенко, Мазепа был назначен воспитателем его детей. Завоевав расположение гетмана, он был пожалован чином генерального есаула. Но Самойловича Мазепа отблагодарил интригами и помог отправиться в ссылку в Сибирь. Иван Мазепа, ездивший в Москву с различными поручениями, сумел завоевать расположение фаворита царевны Софьи Василия Голицына. И когда Самойлович попал в опалу, Мазепа при поддержке Голицына был избран гетманом Войска Запорожского на Левобережной Украине.

Падение Софьи и переход власти к Петру I на положении Мазепы не сказались. Более того, гетман вошёл в число приближённых царя. 8 февраля 1700 года Мазепа стал вторым кавалером учреждённого Петром ордена Андрея Первозванного. Пётр лично возложил знаки ордена на гетмана “за многие его в воинских трудах знатные и усердно-радетельные верные службы”. При гетманской булаве Мазепа убеждал всероссийского самодержца искоренить своевольную Сечь, и в то же самое время рассказывал казакам о жестокости московского царя.

А под конец своих политических манёвров и метаний стал союзником шведского короля, объявившего поход на Россию, которой Мазепа на Евангелии ранее клялся в вечной верности. К политической характеристике стоит добавить моральную: в 65 лет от роду гетман соблазнил свою 16-летнюю крестницу Мотрю Кочубей, что по церковному канону приравнивалось к инцесту. После казни её отца, к чему приложил руку любвеобильный дедуля, несчастная Мотря тронулась умом.

Знаменитый французский писатель, автор историко-приключенческих романов Александр Дюма-старший вполне мог бы сделать Мазепу персонажем одного из своих авантюрных произведений, в которых присутствуют гениальное злодейство и героическое достоинство, изощрённое коварство и высокая добродетель. Искать в этом карнавале личин, масок, маскарадных костюмов искреннего, настоящего, всамделишнего и однозначного Мазепу бессмысленно. Он просто был разный.

Посмотрим на политическую диспозицию того времени, которая во многом предопределила финал извилистой карьеры Ивана Мазепы. Расклад сил между крупнейшими политическими силами был таков, что существованию казацкой автономии Гетманщине имелась вполне реальная внешнеполитическая угроза: при победе Петра I и короля-союзника Августа II её поделили бы между Речью Посполитой и Российской империей, при победе шведского короля Карла XII и его ставленника на польский престол Станислава Лещинского – Казацкая Гетманщина оказалась бы под Польшей и Швецией. Всё это заставляло казацкую старшину беспокоиться, волноваться за своё будущее и обдумывать возможные перспективы казацкой государственности. Как говорится в известной поговорке, “короля играет свита”. И именно “свита” – казацкая генеральная старшина – в случае с Мазепой “играла своего короля” – гетмана. Её опасения, стремления и интересы выражал казацкий гетман, хотя при этом, конечно, его личные качества не могли не накладывать особый отпечаток на общую линию поведения казацкой политико-экономической элиты.

Весной 1707 года в Жолкве на тайное собрание в доме генерального обозного Ломиковского собралась генеральная старшина для поиска выхода из политического тупика, в котором оказалась автономная Гетманщина. В ходе обсуждения возникли два варианта или две концепции возможного развития ситуации: первая – создание на месте Гетманщины Великого княжества Русского, которое находилось бы в федеративных отношениях с Речью Посполитой, вторая – союз Гетманщины с Крымским ханством и Турцией для борьбы за независимость Казацкой Украины. Сам Мазепа остановился на варианте создания независимого казацкого княжества. Но гетман долго всё никак не мог решиться на бесповоротный шаг. Осенью 1707 года Иван Мазепа всё ещё говорил приближённым: “Без крайней, последней нужды я не переменю моей верности к царскому величеству”. Под “крайней нуждой” гетман понимал неизбежное военное поражение русского царя. И именно из-за нерешительности Мазепа не только не помог обращавшемуся к нему за помощью вождю восставших донцов Кондратию Булавину, но и оказал серьёзную поддержку его противнику – царю Петру.

*  *  *

Украинский писатель-историк XXI века А. Широпаев так оценивает гетмана: «Ещё историки Платонов и Костомаров полагали, что поступок Мазепы “отражал колебания самой Украины и её старшины”, которая “сочувствовала польскому строю жизни”. Современная украинская историография прямо указывает, что политический выбор Мазепы является изменой лишь “с точки зрения имперского права. В действительности Мазепа защищал свою страну от опасности, угрожавшей ей со стороны империи-монстра”.[…] Гетман хорошо знал повадку государства Российского, последовательно утеснявшего Украину и козачество. […] В действительности Мазепа не “изменил”, а всего лишь расторгнул договорные соглашения с Москвой, которые она уже давно не выполняла. […]

Сподвижник Мазепы, умнейший и образованнейший Филипп Орлик, о котором мы ещё будем говорить ниже по тексту, свидетельствовал: “Московское правительство […] отплатило нам злом за добро, вместо ласки и справедливости за нашу верную службу и потери, за военные траты, приведшие до полной руйны нашей, за бесчисленные геройские дела и кровавые военные подвиги – задумало казаков переделать в регулярное войско, города взять под свою власть, права и свободы наши отменить. Войско Запорожское на Низу Днепра искоренить и само имя его навсегда стереть”. Шведы же обещали Украине полную самостоятельность». Из этого становится понятна причина, по которой казацкий гетман склонился к союзу со шведами. Тут, как говорится, “чистый бизнес, ничего личного”.

*  *  *

Когда Иван Мазепа начал переговоры с Карлом XII и с его ставленником С. Лещинским, точно не известно. Бывший при Мазепе генеральным писарем Филипп Орлик вспоминал: «Связи эти начались ещё в 1705 году, когда Мазепа был с войском в Польше». В 1707 году мысль Мазепы про разрыв с Москвой уже выкристаллизовалась. Семидесятилетний старец, проживший двадцать лет на гетманстве, среди богатства и роскоши, которых не знал никто из его предшественников, в полном доверии царя, который награждал его титулами и орденами, вдруг «поклялся передо мной (Орликом): “Призываю всемогущего Бога в свидетели и клянусь, что не для почестей, не для богатства или каких-то иных целей, а для всех вас, которые находитесь под моей властью, для жён и детей ваших, для добра Матери нашей, несчастной Украины, для добра всего украинского народа, для умножения его прав и возвращения вольностей, хочу я при Божьей помощи так сделать, чтобы вы с жёнами вашими и край наш родной не погибли ни под москалями, ни под шведами. Если же это я делаю ради каких-нибудь личных целей, то пусть покарает моё тело и душу Бог и Святая Троица”».

О выборе гетмана Ивана Мазепы говорил украинский писатель О. Субтельный: «Неудовлетворение, что в итоге толкнуло Мазепу искать другого покровителя, было связано с вопросом защиты Украины. Когда польский союзник Карла XII, Станислав Лещинский, стал угрожать нападением на Украину, Мазепа обратился за помощью к Петру I. Царь, ожидая наступления шведской армии, ответил: “Я не могу и десяти человек дать, защищайся, как знаешь”. Это было для гетмана последней каплей. Пётр I нарушил обязательства оборонять Украину от ненавистных поляков, что являлось основой договора 1654 года, и украинский гетман перестал считать себя обязанным соблюдать верность царю».

Очевидно, в 1707 году был подписан украино-шведский договор, о котором в своих воспоминаниях писал Ф. Орлик: «Украина должна быть независимым государством, Украинским княжеством, Мазепа – пожизненным князем или гетманом. После его смерти должен быть выбран новый правитель. Король шведский должен защищать Украину от врагов».

Тогда же Мазепа заключил договор с Лещинским, по которому тот признавал Мазепу князем Черниговским, вассалом Польши с большими автономными правами. Гетман Мазепа, как будто действуя по правилу “не клади все яйца в одну корзину”, также вёл переговоры с Крымским ханством, Турцией, Молдовой, Валахией. Переговоры велись втайне от всех, даже от казацкой старшины и от гетманского окружения, но полностью скрыть их Мазепе не удалось. Однако Пётр I, которому Мазепа сильно помог в подавлении восстания Кондратия Булавина, доносу не поверил и выдал доносчиков Кочубея и Искру Мазепе, который пытал и казнил их.

Начиная с 1708 года, когда усилилось российское давление на Гетманщину и стали известны планы Петра I о ликвидации и закрепощении украинского казачества с передачей всей Малороссии в вотчину князю Меньшикову, генеральный писарь Филипп Орлик становится одним из активнейших участников создания козацко-шведского союза.

Мазепа верил в военный гений шведского короля, верил его обещанию помочь в создании независимой Казачьей Земли – Украинского княжества. И когда Карл ХII двинул свои войска против России, Мазепа счёл, что настало время открыто перейти на сторону шведов. Он пообещал предоставить движущемуся на Украину войску Карла XII богатые запасы продовольствия и фуража, а также пушки и порох, в большом количестве имевшиеся в его столице Батурине. Присоединившись к ставке шведского короля, Мазепа призывал под свои знамёна и всё население Гетманщины.

Н. Полонская-Василенко писала: «Во времена Мазепы Запорожье под началом кошевого Гордиенко стало в оппозицию к гетману, так как запорожцы противились политике Мазепы в социальных вопросах и в отношениях с Москвой. После перехода Мазепы к шведам Гордиенко, несмотря на личные разногласия с гетманом Мазепой, перешёл к Карлу XII, приведя с собой восемь тысяч казаков. Это имело огромное значение, подняв восстание Мазепы в глазах народа и обеспечив гетмана значительной военной силой».

Вследствие присоединения запорожцев к Мазепе восстали почти весь Полтавский полк, всегда тесно связанный с Запорожьем, часть Слобожанщины и Правобережной Украины. Кошевой Кость Гордиенко рассылал письма всюду, где мог найти поддержку, и призывал казаков и украинцев присоединиться к шведам. Однако гетман Мазепа, 20 лет служивший Российской империи, не пользовался большой популярностью в массах, а народ не был достаточно подготовлен к такому решительному выступлению. Казаки в массе своей не проявили никакого боевого энтузиазма и оставались по домам. Тем более не поддержали Мазепу украинские и литвинские крестьяне.

27 октября 1708 года Пётр I издал манифест к украинскому народу “об исчезновении Мазепы” и приказал старшине явиться в Глухов на Раду для выборов нового гетмана. В новом манифесте от 28 октября извещалось теперь уже не “об исчезновении”, а “об измене Мазепы”, о его желании “передать Украину полякам”. Пока ещё не состоялось генеральное сражение и пока было неясно, кто окажется победителем в русско-шведской войне, пышно расцвела “война манифестов” – аналог информационно-агитационных сражений будущих веков. Мазепа и Карл XII призывали украинцев к себе, говоря, что шведская армия хочет защитить Украину “от московского ига”, а Пётр требовал от украинцев и казаков покорности, ссылаясь на акт принесения ему присяги.

В столице гетманства городе Батурине были сосредоточены запасы провианта и артиллерии, и получи их Карл XII, развитие русско-шведской войны могло пойти по совсем другому сценарию, нежели это случилось. А. Широпаев пишет: «Мазепа намеревался обеспечить союзников зимними квартирами в Батурине – хорошо укреплённой старинной гетманской столице, располагавшей значительными запасами продовольствия, оружия и боеприпасов. Гарнизон Батурина под командованием полковника Дмитрия Чечеля был всецело предан Мазепе. Пётр I хорошо понимал значение Батурина для всей кампании в Украине и бросил на него войска под командованием “Алексашки” Меншикова, особо не любившего украинцев. Батурин вполне мог продержаться до подхода шведско-козацкой армии, если бы не измена сотника Ивана Носа, показавшего московитам подземный ход в город. В результате 2 ноября 1708 года Батурин, несмотря на героическое сопротивление защитников, пал. По приказу Меншикова российская армия начала массовую резню, не щадя ни женщин, ни старых, ни малых. Погибло до 15 тысяч человек, город был превращён в пепелище – для устрашения всей Украины». Нейтральные источники сообщали, что в Батурине погибло 5–6 тысяч сторонников Мазепы, 3–4 тысячи мирного населения, город сожжён, а остальное население разбежалось. Русские войска, забрав пушки, которые потом стреляли в шведов во время Полтавской битвы, отошли от города. Об устроенной резне историк Николай Костомаров писал как о “самом варварском истреблении”.

Как всегда это было при царе-“большевике” Петре I, по всей Гетманщине усмирение проводилось методом террора. Исследователь батуринской трагедии, украинский журналист Сергей Павленко пишет: «Во всех городах и городках, захваченных русской армией, и которые были без мазепинцев, вывешивали царские указы, а рядом для страха “голови на коли взоткнуті були” пленных сердюков и казаков, взятых в гетманской столице.

Напуганные Батурином, вывешенными отрубленными головами мазепинцев, горожане практически не имели выбора и, чтобы с ними не поступили так же, по “инициативе снизу” направляли челобитные царю. Жители Прилук, Лубен, Лохвицы, Новгорода-Северского, Варвы, Сребного, Ични, Миргорода клялись в верности российскому монарху. Дирижёр этой верноподданнической кампании (а им, бесспорно, был Пётр І) получил их 5 ноября, как раз во время выборов нового гетмана. Они должны были убедить созванную в Глухов старшину в бесполезности затеи Мазепы, рассеять сомнения тех, кто колебался». В рамках информационно-агитационной войны в ноябре 1708 года в Глухове Мазепу предали церковной анафеме, а затем учинили над ним символическую казнь. Чучело, изображавшее гетмана, было публично повешено палачом. Мазепу лишили всех его наград и владений, по приказу Петра I был изготовлен специальный Орден Иуды. Царь намеревался нацепить пятикилограммовый серебряный круг с изображением повесившегося на осине предателя Христа на шею пленённого Мазепы.

А. Широпаев пишет: «Уничтожение Батурина предопределило весь дальнейший ход кампании. Мало того, что шведы лишились зимних квартир – в руках Петра оказались большие запасы боеприпасов и продовольствия, а также 40 пушек, которые вместе с другими 33-мя российскими орудиями палили потом под Полтавой. Им отвечали 4 шведские пушки… […]

Зимой 1708 – 1709 годов российская армия жгла в Украине “населённые пункты на пути шведской армии” – Пётр […] предвосхитил печально известный сталинский приказ № 0428.

Спустя полгода после геноцида Батурина настал черёд Запорожской Сечи […]. В мае 1709 года имперские войска под командованием полковника Яковлева атаковали Сечь. Первый штурм был отбит, причём нападавшие потеряли около трёхсот человек. Трудно сказать, как пошло бы дело, если бы не предатель Галаган, знавший планировку укреплений. 14 мая Сечь была взята и стёрта с лица земли (наряду с Сечью имперские войска уничтожили на Днепре старинные козацкие города-крепости: Келиберду, Переволочну, Старый и Новый Кодаки). 156 сечевиков казнили, по Днепру пустили плоты, на которых стояли “глаголи” с повешенными. Потом, во время пугачёвщины, такие же плоты поплывут и по Волге. Пётр казнил даже мёртвых запорожцев: царские солдаты перепахали войсковое кладбище – как видим, и в этом император предвосхитил большевиков, воевавших с могилами своих врагов».

Жестокость российских войск сеяла страх среди населения. Русские препятствовали, как могли, расширению козацкого восстания. Духовенство принудили провозгласить анафему и гетману, и всем его сторонникам. Это средство тоже сдерживало страсти и таким образам широко задуманное, но слабо подготовленное освобождение обратилось в неудачную политическую авантюру. И Карл XII не получил от казаков серьёзной помощи. Официальный договор со шведским королём Карлом XII о борьбе против Петра I Мазепа подписал в апреле 1709 года, а уже в июне шведские войска были наголову разбиты в Полтавском сражении. Участие казаков Мазепы в Полтавской битве было минимальным. Небольшая кучка добровольцев-запорожцев пошла вместе со шведской армией на штурм русских редутов. Остальные силы Мазепы (6-8 тысяч сабель) простояли в обозе. А вот казаки нового пророссийского гетмана Скоропадского принимали в Полтавской битве куда более активное участие. Для семидесятилетнего гетмана поражение шведов означало полный крах всех его планов и надежд. Он был настолько морально подавлен и разбит, что из-за депрессивного состояния сумел пережить Полтавское поражение лишь на три с половиной месяца.

В новой штаб-квартире Петра I в Лебедине, на Слободской Украине, сразу после Полтавы начала работу следственная комиссия, искавшая союзников Мазепы. С такой же привычной свирепостью, которую Пётр I продемонстрировал при расправах с булавинскими повстанцами, теперь расправлялись с мазепинцами. Современный автор писал: «Их находили в домах и отдавали на страшные муки, колесовали, четвертовали, сажали на кол, и уже совсем игрушкой считалась казнь через повешение и отсечение головы».

*  *  *

Очевидно, что личность Мазепы находит в истории весьма разноречивую оценку. Мало кто принимает в расчёт, что замыслы гетмана касались одних лишь казаков, были выражением прежних казацких чаяний, проявившихся много раньше в польско-казачьих войнах, в политике Богдана Хмельницкого и его сына Юрия, в деятельности гетманов И. Выговского и П. Дорошенко и даже в статьях Переяславского договора, по которым русские цари получали только часть суверенных прав в Казачьем (Черкасском) крае. За те же идеалы боролись недавно донские казаки во главе с Булавиным.

В оправдание двуличности Мазепы можно сказать одно: он ставил себе целью только освобождение от чуждой власти Земли Запорожских Черкасов и не стремился изменить к лучшему участь других жителей своей страны. Что касается упрёков в измене и предательстве, то борьба за национальное освобождение изменой не считается, рыцарская откровенность в политике мало когда применялась. И для сравнения: московские цари не отличались прямодушием даже в обыденной политической жизни. Однако участие в поражении Булавина создало гетману дурную славу на Дону, где имя “Мазепа” стало бранным словом. С поражением Мазепы на Гетманщине время великих гетманов закончилось.

Используя выгодную для себя ситуацию – разгром выступления Мазепы, уничтожение гетманской столицы Батурина, подавление восстания атамана Булавина на Дону и последовавшую победу над шведами и казаками в Полтавской битве, Пётр I задумал окончательно покончить с “казацким вопросом” в Малороссии. Пётр решил уничтожить Запорожье. Задумано – сделано. Три полка под командой Яковлева 18 апреля 1709 года взяли Переволочну, разрушили замок и порубили около тысячи запорожцев, много их потонуло в реке. 11 мая была взята и разрушена Сечь.

*  *  *

Гетманом Украины, оказавшейся под властью России, стал ставленник Петра I Иван Скоропадский, который своей деятельностью способствовал уничтожению гетманата, как политического института. Но “поглощение и переваривание” Гетманщины Российской империей затянулось и продолжалось аж до конца XVIII века. Ставка гетмана была перенесена из сожжённого Батурина в Глухов, в котором стояли два московских полка, а царские резиденты имели тайный приказ при необходимости арестовать гетмана и старшину.

Эти “условия” сильно подрывали гетманскую власть. Практически гетман мало что мог сделать без ведома и разрешения царя; все хорошо понимали – где теперь сила и политическая власть. Московские резиденты распоряжались на Украине, города которой вновь приняли московские гарнизоны. Украинцы строили Ладожский канал и Санкт-Петербург, крепости на Волге и на Кавказе. Московские власти вмешивались в гетманское управление, назначали старшину и полковников – всё чаще ими становились “московские чины”. Князь Голицын писал канцлеру Головкину: «Ради нашей безопасности нужно, прежде всего, посеять вражду между полковниками и гетманом. Не нужно исполнять просьбы гетмана. Когда народ увидит, что гетман не имеет такой власти, как Мазепа, то, надеюсь, будет приходить с доносами. Нужно, чтобы во всех полках были полковники, несогласные с гетманом. Если между гетманом и полковниками не будет согласия, то все их дела будут нам открыты».

Пришла царю идея и о том, что надо создать альтернативную силу, которая будет более послушной, чем казаки, но сможет противостоять татарским набегам. И он учредил украинскую “ландмилицию”, которую можно сравнить, пожалуй, с нынешним послушным “реестровым казачеством”, которое по воле Кремля должно подменить собою этнических вольнолюбивых казаков. В “ландмилицию” включили дворян-однодворцев, часть служилых казаков, подгребли остатки прежних, допетровских полков, поселённых по южной границе – тех, кого ещё не успели обратить в регулярные войска. Но и на ландмилиции Пётр не остановился и всё продолжал и продолжал “регулировать” казаков. А уж казачье самоуправление он, конечно, всё время неуклонно урезал.

В 1722 году была учреждена Малороссийская коллегия – как орган, контролирующий гетмана и деливший с ним власть на Украине. Коллегия практически сводила на нет власть послушного гетмана Ивана Скоропадского. После принятого царского указа о её создании почти 80-летний Скоропадский поехал в Санкт-Петербург просить об отмене указа, ничего не добился, вернулся в Глухов и через несколько месяцев умер. Смерть Скоропадского ускорила введение на бывшей Казацкой Украине прямого московского правления.

*  *  *

В официальных российских документах периода 1709 – 1711 годов совершенно не упоминается о запорожцах – царское правительство просто потеряло их следы, считая их беженцами. На самом деле, как оказалось, они с Мазепой ушли в Бендеры. Вместе с Мазепой в изгнании оказались пятьдесят представителей казацкой старшины, около пятисот казаков из левобережных полков и около четырёх тысяч запорожцев – это была первая казачья политическая эмиграция. Во главе её были генеральный обозный Иван Ломиковский, генеральный бунчужный Фёдор Мирович, генеральный есаул Григорий Герцик, прилуцкий полковник Дмитрий Горленко и самый знаменитый из всех эмигрантов – генеральный писарь Филипп Орлик. О нём стоит сказать особо.

Филипп Степанович Орлик (1672 – 1742) был вторым по должности лицом в казацко-гетманском государстве Мазепы. Поражение Карла XII и Ивана Мазепы под Полтавой, преследование мазепинцев заставили Ф. Орлика эмигрировать и он в разное время жил в разных европейских странах. После смерти Ивана Мазепы (22 сентября 1709) Филипп Орлик 5 мая 1710 года в городе Бендеры был избран (при одобрении турецкого султана) Казацкой Радой “гетманом Казацкой Украины в изгнании”.

Филипп Орлик неоднократно делал попытки с помощью союзников добиться независимости Казацкой Украины. Он заключил соглашения со шведским королём и крымским ханом о военной помощи против Москвы и совместных действиях. Кошевой запорожцев Кость Гордиенко со своими казаками также всё время был с Мазепой, участвовал в Полтавской битве, отступал в Бендеры, и потом остался с гетманом Орликом.

В день выборов Орлика была утверждена “Pacta et constitutiones” – так называемая “Бендерская конституция”. “Пакты и конституции законов и вольностей Войска Запорожского”, как более точно звучит название этого документа, были заключены 16 апреля 1710 года на Казацкой Раде в Бендерах, а разработаны они были группой казацких старшин во главе с Орликом, и потому этот договор известен ещё и как “Конституция Пилипа Орлика”. Основными её пунктами стали провозглашение независимости Украины от Польши и Москвы, восстановление деятельности и полномочий Казацких Рад, ограничение власти гетмана в пользу старшины. Конституция стала самым известным политико-правовым документом времён Ф. Орлика и является по своему смыслу договором между ним, старшиной и запорожскими казаками.

Конституция состоит из двух частей. Во вступительной части кратко представлена история черкасов до Б. Хмельницкого и И. Мазепы, а также обосновывается необходимость принятия конституции для предотвращения деспотизма правителей. Основная часть конституции содержит статьи, в которых речь идёт о государственном устройстве Украины как казацкого государства.

Однако, поскольку казачья эмиграция была не у власти, конституция Ф. Орлика так и не вступила в силу, оставшись лишь проектом политико-правового документа и имеет значение только как свидетельство того, что казацкая политико-правовая мысль развивалась в русле передовых западноевропейских политических течений. Конституция содержит ряд демократических и прогрессивных идей: ограничение власти гетмана, представительное управление, разделение властей, закрепление прав и свобод личности, справедливость в распределении общественных благ, поддержка социально незащищённых слоёв населения и так далее. Но наибольшее значение конституции состоит в том, что в ней проведено всестороннее (историческое, политическое и правовое) обоснование идеи независимости Казацкой Украины как суверенного государства.

В 1711 году запорожское правительство в изгнании Филиппа Орлика заключило с татарами военный союз против России. После этого гетман начал рассылать по всей Казацкой Украине универсалы, призывая к антироссийскому выступлению. Эти воззвания были услышаны, ведь ещё не забылись зверства, чинимые войсками Петра I. 31 января украинско-татарское войско двинулось из Бендер на Правобережную Украину, где армия увеличилась впятеро. В конце марта Орлик дошёл почти до Киева. Однако татары своими бесчинствами скомпрометировали гетмана, и имя Орлика в Гетманщине ещё долго потом связывали с воспоминаниями о набеге ордынцев. Попытки казаков остановить татар и стычки между ними стали причиной провала похода.

В 1712 году Орлик опубликовал “Манифест к европейским правительствам” и “Свод прав Украины”: «Какие бы великие ни были московские насилия, они не дают никакого законного права москалям на Украину. Наоборот, казаки имеют право человеческое и естественное, один из главных принципов которого: “Народ всегда имеет право протестовать против гнёта и вернуть использование своих древнейших прав, если будет иметь для этого подходящее время”».

Ещё один шанс освободить Правобережье казаки-эмигранты получили в 1712-13 годах, когда, желая создать Украинское Казацкое княжество как буфер между собой и Россией, Османская Порта попыталась сделать Орлика правобережным гетманом. Однако мазепинцы с подозрением относились к мусульманским армиям, даже если они могли предоставить значительную помощь, и больше доверяли христианским правителям. В 1714 году Карл XII начал свой знаменитый рейд через всю Европу и Орлик со старшиной выехал из Бендер. Запорожцы при поддержке Турции пошли “под татарский протекторат” и основали в Алёшках новую Сечь во главе с кошевым атаманом Костем Гордиенко. Начался новый этап биографии гетмана в изгнании: он стал политически бессильным и преследуемым, скитающимся политическим эмигрантом. Тридцать лет после Полтавской битвы “казацкий гетман” Ф. Орлик ездил по Европе – Швеции, Германии, Франции, Греции, Молдавии – ища поддержки своему движению против Российской империи, но так и умер, не найдя её.

Итак, подводя итог нашему расследованию причин “предательства” днепровских казаков в отношении императора Петра I, мы приходим к выводу, что днепровские казаки в лице их старшинской элиты ясно видели тенденции развития российского самодержавия, не оставляющие никаких надежд на самостоятельное обустройство своей казачьей жизни. И переход Мазепы со старшиной на сторону шведов был единственно возможным в тех условиях казацким ответом на имперскую политику Москвы. Это, если использовать медицинское сравнение, была естественная защитная реакция ещё живого и способного сопротивляться внешней инфекции казачьего социального организма. И личные качества Ивана Мазепы при таком понимании тех событий становятся уже не главными и определяющими, а второстепенными, просто придающими особенный привкус исторически масштабному столкновению имперского Самовластия и казачьей Воли.

 

Александр Дзиковицкий,

Лидер Всеказачьего Общественного Центра

Поделиться...
  •  
  • 11
  • 108
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •