Богдан-Хмельницкий

ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ КАЗАЧЬЕГО ГОСУДАРСТВА В XVII ВЕКЕ

Богдан-Хмельницкий
Гетман запорожских казаков и князь украинского народа Богдан Хмельницкий.

Разглядываем казачьи основы

«Сгинут наши вороженьки утренней росою.

Править сами будем, братья, мы своей страною.

За свободу – не жалея ни души, ни тела, –

Встанет гордо перед миром род казацкий смелый.»

Строки из гимна современной Украины 

(перевод Елены Болтушкиной)

 

Учёными справедливо высказывается мнение, что элементом национального самосознания становится стремление к национальной независимости, к образованию своей национальной государственности. Народность (народ) представляет собой этносоциальную целостность, как правило, оформившую свою государственность. Хотя дело днепровских казаков в этом направлении оказалось в конечном счёте проигранным, лишь благодаря их попытке политически утвердиться с оружием в руках черкасы получили в глазах современников право называться Народом. Позднее один из польских политиков писал: «То, что соглашения с казаками не существуют до сих пор, то в этом не их вина, но наша, так как мы не считали их за людей. […] Действительно, необходимо их признать за нацию, а не за партию».

Одна из попыток создать казачье государство была связана жизнью и деятельностью такой крупной исторической личности, как Богдан-Зиновий Михайлович Хмельницкий. Под его руководством в середине XVII века днепровские казаки со своим авангардом – Сечью Запорожской – не только потрясли основы одного из сильнейших государств Восточной Европы, но и отбили у него огромную провинцию. Донские казаки, хоть и сравнительно немногочисленным участием, на первых этапах также помогали черкасам завоевать государственность. На вырванной у Речи Посполитой территории своей же Земли Запорожских Черкасов казаки попытались основать собственное суверенное государство во главе со своим казацким монархом – гетманом. Если бы судьба оказалась тогда более благоприятной к казацким чаяниям, в дальнейшем на востоке Европы у казаков существовало бы своё государственное образование.

Родился будущий гетман Богдан Хмельницкий в 1595 году на хуторе Суботов неподалёку от Чигирина в семье сотника реестровых казаков. Учился в Киевской братской школе, а затем в Ярославском иезуитском коллегиуме. Знал польский и латинский языки. В Польше существовал такой обычай, как побратимство – духовный и формальный союз двух лиц или двух родов, не состоящих в кровном родстве. В XVI и XVII веках днепровские казаки, отличившиеся во время совместных с поляками походов на татар и Москву, получали, как награду, от королей шляхетское достоинство и земли. Оставаясь казаками, принятыми в рыцарский класс Речи Посполитой, они становились побратимами старых польских или литовских боярских родов, приобретали их фамилии и “пшипушчали сень до их гербув”. Этим объясняется присутствие среди казаков-черноморцев и даже донцов множества казаков не только с отчётливо польскими, но и со знатными польскими фамилиями. Будущий гетман Хмельницкий имел право печататься высоко стоящим в геральдике гербом “Абданк” и, следовательно, один из его предков, получив от короля шляхетство, тоже был связан узами побратимства с одним из знатных польских родов.

В конце 1618 года Хмельницкий вступил в Чигиринскую сотню реестрового казацкого войска. Будущий основатель казацкого государства в молодости находился под идейным влиянием такой грандиозной личности, как Пётр Сагайдачный. Сагайдачный мечтал восстановить Киевскую Русь, а другой атаман – Тарас Трясило хотел создать на Левобережье независимую Казацкую Республику. Хмельницкий также был горячим сторонником государственной самостоятельности днепровского казачества и мечтал об освобождении казачьих земель от чужеземной власти.

В августе 1620 года он вместе с отцом отправляется в Молдавию, где в составе коронного войска гетмана Станислава Жолкевского участвует в Цецорской битве с турками и татарами. Отец, как и Жолкевский, погиб, а Богдан попал в плен. Более двух лет он провёл рабом-гребцом на галерном флоте. Может, именно с ним сравнил себя нынешний президент РФ В.В. Путин, когда сообщил изумлённым россиянам о том, что он трудится на своём посту “как раб на галерах”?

В период своего рабства Хмельницкий выучил турецкий язык и познакомился с турецкими обычаями. А потом его выкупили мать и друзья. Возвратившись, он служил в кабинете короля и был хорошо известен в Запорожье. Хмельницкий принимал участие в восстании под руководством Тараса Трясило в 1630 году. С 1632 года он жил в своём имении Суботово. В 30-е годы XVII века Богдан Хмельницкий входит в число старшины Войска Запорожского. Тогда же Богдан стал войсковым писарем – его подпись стоит на воинских документах с 1637 года.

В 1638 году он был участником восстания под предводительством Якова Острянина, Павла Павлюка (Бута) и Дмитрия Гуни. Сотник Чигиринского полка участвовал в казацком посольстве 1638 года к польскому королю. Вёл переговоры от имени казаков он и в 1639 и 1640 годах в Вильно и Варшаве. После назначения поляков на должности казацких старшин Богдан вернулся в Чигиринскую сотню.

О далеко идущих планах Хмельницкого свидетельствует такой факт. При постройке крепости Кодак гетман Конецпольский, говоря бывшим пред ним казакам, для чего сия крепость строится, спросил: “Угодна ли сия крепость для вас, казаков?” – Хмельницкий ответил на латинском языке: “Нет ничего крепкого из тех вещей, что человеческими руками сделано, ибо ими же в разоренье приведено будет”. Гетман Конецпольский, ясно поняв, что значит ответ Хмельницкого, расспросил о нём, кто он такой и приказал приглядывать за ним. Хмельницкий, бывший предупреждён об этом, всячески старался освободится от подозрения и жил в Суботове, местечке, которое дано было его отцу во владение воеводой Даниловичем, а ему, Богдану, по наследству доставшемся. Здесь он и женился.

Богдан-Зиновий Хмельницкий часто ездил в Варшаву с делегациями от Войска Запорожского защищать права и вольности казачьи перед королём Владиславом IV и Сеймом. В 1645 году Хмельницкий побывал в составе казацкого посольства во Франции, где участвовал в подписании договора об участии казаков в войне против испанских Габсбургов. Посол де Брежи, говоривший с Хмельницким на латыни, писал правителю Франции кардиналу Мазарини о том, что у казаков есть талантливый полководец Богдан Хмельницкий – «человек образованный, умный, хорошо знает латынь; он готов помочь нам». Неизвестно, ходил ли сам Б. Хмельницкий во французский поход, но почти 3 тысячи украинских казаков успешно воевали под Дюнкерком.

В 1646 году польский король Владислав IV решил воевать с Турцией, но шляхта его не поддержала. Тогда король задумал организовать нападение на Стамбул казаков, чтобы спровоцировать турок, и тайно вызвал в Варшаву есаулов Барабаша и Караимовича, и сотников Нестеренко и Хмельницкого. Владислав дал им знамя, деньги и грамоту, увеличивавшую количество реестровых казаков. Короля “сдали” советники, и польский Сейм 1646 года отменил королевское решение.

С 1632 года Корсунским и Чигиринским старостой был сын коронного гетмана Конецпольского – Александр. Весной 1647 года, воспользовавшись отсутствием Б. Хмельницкого, холуй А. Конецпольского шляхтич-подстароста Д. Чаплинский напал на Суботов, разрушил его, забрал невесту Хмельницкого и страшно избил его 10-летнего сына. Официальные заявления о наказании садиста результата не дали. Хмельницкий официально добиться правды у поляков не смог. Некоторые историки говорят о встрече Хмельницкого с королём в столице, якобы сказавшим: “Ты не выиграешь своё дело в суде, и тебе не остаётся ничего другого, как противопоставить силу против силы. Пора бы вам вспомнить, что вы воины, и на боку у вас сабля. Кто вам запрещает постоять за себя?”.

После возвращения Б. Хмельницкого из Варшавы в разорённый Суботов, он получил от А. Конецпольского приглашение на банкет. Сотник не поехал. А. Конецпольский послал 20 поляков взять Богдана Хмельницкого силой и убить при захвате. У Богдана было рядом 4 казака. Это были совершенные воины, сократившие поляков на четверть. Оставшиеся 15 холуёв испугались и убежали. В октябре 1647 года Б. Хмельницкий был арестован по обвинению в государственной измене. В тюрьме его удавить не успели – неистовому сотнику помогли друзья, он вырвался на свободу и вместе с сыном Тимошем во главе небольшого отряда ушёл на Запорожскую Сечь.

Задумав создавать казачье государство, в середине декабря 1647 года Б. Хмельницкий в Никитинской Запорожской Сечи начал создание казацкого войска. Но к королю от него был отправлен “тайный гонец” с информацией о том, что черкасы только хотят “переменить” польскую старшину – о мятеже не было и речи. Поляки не стали посылать войска на Сечь, в которой было только несколько сот воинов, но Богдан Хмельницкий с сыном ушли в Крым. Здесь Хмельницкий стал пугать крымского хана Ислам-Гирея несуществующей угрозой нападения поляков на Крым и предлагать ему начать войну с Польшей. Хан не сильно поверил, официально войну Польше объявить не захотел, но велел перекопскому мурзе Тугай-бею выступить на грабёж Польши вместе с запорожцами. Богдан, ради прочности союза, ещё и побратался с Тугай-беем. Таким образом, Б. Хмельницкий обеспечил себе тыл – если бы он не договорился с ханом, то с ним бы договорились поляки, и всё бы рухнуло, не начавшись.

За Хмельницким на Сечь двинулась 4-тысячная орда перекопского мурзы Тугай-бея. Ещё с дороги Хмельницкий отправил посольства с предложениями о союзе против поляков к турецкому султану и донским казакам. Два полка реестровых казаков, распропагандированных послами Хмельницкого, побили поставленную над ними польскую старшину и перешли к восставшим.

18 апреля 1648 года Б. Хмельницкий прибыл в Сечь. Орда Тугай-бея встала рядом, на реке Базавлуке. Объявленная кошевым Рада из нескольких десятков тысяч казаков проходила на большом лугу за Сечью. Гетманом единогласно избрали Богдана Хмельницкого и решили начать войну с поляками. Фёдор Лютай торжественно передал новому гетману запорожскую хоругвь, бунчук и военные литавры. Запорожцы, выстроившись в шеренги, дали трёхкратный залп из мушкетов. С сечевой крепости дали залп из пушек… Начиналась эпоха Богдана Хмельницкого.

*  *  *

22 апреля 1648 года Хмельницкий с 7-8 тысячами казаков выступил из Запорожья, а за ним с татарами двинулся Тугай-бей. Когда в Варшаве были получены сведения о происходящем в Запорожье, были приняты меры: коронный гетман Потоцкий расположился с войсками у Черкасска, а Калиновский – в Корсуне. На стороне поляков были реестровые казаки во главе со старым знакомым Хмельницкого полковником Барабашем, которые вступили в тайные переговоры с Хмельницким.

Миколай Потоцкий, победитель Павлюка, Остряницы и Гуни, сразу же бросил на Никитинскую Сечь все свои силы, взяв её в тесное кольцо. Закованные в железо польские полки появились в Корсуне, Черкасах, Каневе, Богуславе. По Днепру на лодках двинулись на Сечь 3.000 реестровых казаков, которые должны были объединиться с 6-тысячным польским авангардом, которым командовал сын Потоцкого Стефан.

Хмельницкий вынужден был действовать молниеносно. Главное не дать объединиться польскому авангарду с реестровцами. Во главе 8-тысячного отряда запорожцев и татарского отряда он быстрым маршем идёт навстречу С. Потоцкому и 4 мая атакует его на речке Жёлтые Воды. В ночь на 6 мая поляки начинают отступление, но в урочище Княжеские Байраки казаки догоняют их и сразу атакуют… Половина польского войска была уничтожена (погиб и Стефан Потоцкий), а 50 шляхтичей и около 3.000 жолнёров попали в плен. У казаков погибло только 150 человек. Узнав об этом, на сторону Хмельницкого, сагитированные его сторонниками, переходят реестровые казаки, казнив сначала Барабаша и Караимовича.

Благодаря прекрасно поставленной разведке и искусной засаде Хмельницкий в урочище Горохова Диброва (иначе Крутая Балка), что под Корсунем вновь атаковал противника. Поляки потерпели страшное поражение: они потеряли 127 офицеров и 8.520 рядовых. Казакам досталась 41 пушка со всеми боеприпасами, 94 хоругви, многочисленные повозки с боеприпасами и лошадьми. В плен попали и оба польских военачальника Миколай Потоцкий и Мартын Калиновский. Казаки же в этой битве потеряли всего 75 человек убитыми и 95 ранеными. Польская армия на Украине перестала существовать. Казаки и до этого побеждали польские войска. Но такой грандиозной победы ещё не случалось. Теперь вся Украина стала практически свободной от польской власти.

Эти две выдающиеся победы Хмельницкий получил благодаря запорожцам Никитинской Сечи. Они стали основной и главной силой его победного войска, они же выдвинули первых знаменитых полководцев той войны Ганжу, Черноту, Максима Зализняка. Именно запорожцы обеспечили первые громкие победы, которые разбудили всю Украину. Понимая значение Никитинской Сечи, как своей основной базы, Хмельницкий из-под Корсуня в знак благодарности послал в столицу Запорожья 6 тяжёлых орудий, 4 хоругви, 2 бунчука, 300 талеров на церковь и столько же “на пиво всему обществу”.

После второй победы Хмельницкий подошёл к Белой Церкви и разослал универсалы с призывом к восстанию против шляхты, жидов и католичества, после чего поднялись не только все казаки, но и малоросское население. 18 мая 1648 года Б. Хмельницкий опубликовал в Белой Церкви универсал, в котором объяснял причины, побудившие его начать войну и, среди прочего, приводил такое историческое известие: «Извещаем вас, что они, поляки, по вестям их же хроникёров польских, от нас, савроматов и русов уродились, и несколько с братией нашей, савроматами и русами, бывши, от предков наших древних отдалились и другое наименование – ляхи и поляки – себе учинили и за Вислу ушли… И во всех тех наименованных землях и провинциях славное наше имя казацкое упразднили и, что хуже всего, – братьев, роксаланов, в невольничье ярмо запрягли…».

Направленный к Хмельницкому московитский посол Унковский доносил царю: «Казаки донские обещались выступить немедля, и многие из них уже пришли». В 1648 году совместные татаро-казацкие войска нанесли Польше целый ряд поражений, поставивших Речь Посполитую на грань гибели.

Новый гетман сделал выводы из предыдущих казацких восстаний. Победы он стал искать только в атаках. Восстание против Польской Короны он сделал делом всех черкасов, теперь объединённых в единое целое. Однако старшими в этом походе были крымские татары, поскольку именно татары забирали себе весь ясак – пленных, которых продавали в рабство и за которых брали выкуп. В этом походе они взяли столько пленных, что цены на рабов невиданно упали – даже шляхтича меняли всего лишь на коня. Забирали татары и бо́льшую часть иной добычи, что вызывало недовольство казаков и в связи с чем они при наступлении на Польшу спешили грабить украинских малороссов, чтобы опередить татар. Множество малороссов брили бороды и головы и примыкали к запорожцам, которые использовали малороссов на самых трудных участках битв с поляками, чтобы экономить кровь своих товарищей.

Речь Посполитая, по договору с Москвой против Турции, обратилась к ней с просьбой о помощи и царь приказал отправить королю 40 тысяч войска против татар. В разгар этих событий умер король Владислав. Хмельницкий остановил военные действия, вошёл в сношения с польским правительством и отправил первое дипломатическое обращение к московскому царю.

Борясь за казачьи интересы, “Старший Войска Запорожского” пользовался услугами восстающих крестьян. Их жестокие расправы со шляхтой вызывали встречную жестокость магнатов. Страсти разгорались всё больше и создавшаяся обстановка не способствовала миру. Война продолжалась.

Образовалось несколько “гайдамацких загонов” (не из казаков, а из посполитых, то есть крестьян, в условиях всеобщей неразберихи решивших поживиться), которые и пошли “гулять” во всех направлениях. Полякам пришлось непрерывно отступать перед огромной армией Хмельницкого, собравшего под свои знамёна часть низовцев (нереестровых), всех казаков Гетманщины (реестровых) и многочисленных посполитых. Донские казаки тоже не остались в стороне. Под Пилявцами вместе с черкасами сражался полк донцов. Позже прибыли отряды донских атаманов Сергеева и Медведева.

После польского разгрома под Пилявцами Хмельницкий пошёл не вглубь Польской Короны, а ко Львову. В Галичине и на Западной Волыни с приходом казаков начались крестьянские восстания. Хмельницкий не стал разрушать Львов и ограничился получением с него выкупа, который отдал татарам, после чего пошёл на Варшаву. По пути Хмельницкий остановился у Замостья и осадил его, прекратив продвижение. Он ждал результатов выборов нового короля, которые проходили в Варшаве, и для этого ожидания у великого политика и дипломата были свои веские причины.

Новому королю Хмельницкий ставил условия: амнистия для всех, кто участвовал в войне, прямое подчинение гетмана королю, отмена церковной унии, восстановление и обновление казацких прав, увеличение реестра, право выхода в море и, наконец, территориальная автономия Казацкой Украины. Новый король Яна-Казимир прислал Б. Хмельницкому письмо, в котором обещал казакам различные льготы, просил прервать поход в Польшу и ожидать для переговоров королевских комиссаров.

Венецианский дипломат А. Вилина докладывал своему руководству о казачьем гетмане: «В поведении он мягкий и простой, и этим вызывает к себе любовь казаков, но с другой стороны – держит их в дисциплине суровыми карами. Всем, кто входит в его комнату, он пожимает руку и всех просит сесть, если они казаки. К нему лёгкий доступ, он ко всем приветливый и ласковый».

Хмельницкий согласился на полугодовое перемирие с поляками, снял осаду Замостья и отошёл на зимние квартиры. В январе 1649 года он торжественно въехал в Киев. К нему прибыли польские послы для переговоров, окончившиеся ничем, после чего военные действия продолжились. Хмельницкий был в зените славы. Через Киев в Москву проезжал иерусалимский патриарх и благословил его на борьбу с Речью Посполитой. Московский гонец привёз подарки от царя. От польского короля снова прибыли послы, но переговоры опять не привели к соглашению. Военные действия возобновились весною 1649 года. И польские войска опять потерпели ряд поражений. Начиная новую войну с Речью Посполитой, Хмельницкий обратился к донцам с просьбой о помощи. К нему подошли татары под начальством хана Гирея и 600 донских казаков. Армия Хмельницкого разрослась до 300 тысяч. Гетман с этими войсками осадил поляков в Зборове. На помощь осаждённым подошёл король и отрешил Хмельницкого от гетманства. Но Хмельницкий, оставив часть войск для продолжения осады, с частью казаков и татар двинулся против короля, и, окружив его войска, предложил переговоры. Под Зборовом обстановка сложилась для поляков так трагически, что в руки казаков мог попасть сам король. Спасло его неожиданное миролюбие крымского хана, который потребовал мирного соглашения и хорошо на нём заработал.

17 августа, после долгих споров, обе стороны приняли условия Зборовского договора, весьма выгодного для казаков. По нему Земля Запорожских Черкасов вдоль рек Роси и Сулы (историческая территория чёрных клобуков!) приобрела статус третьего федеративного сочлена польско-литовской Речи Посполитой, причём вводился ряд ограничений в правах для поляков. Был заключён ещё и договор с татарами. Потом последовала церемония покаяния Хмельницкого на коленях перед королём и акт прощения ему при условии, что он искупит свои поступки верною и преданною службой федеративной родине. Таким образом, Богдан Хмельницкий продолжил дело Сагайдачного, результатом чего стало образование казацкого государства. Зборовский договор утвердил широкую автономию (власть гетмана) Правобережной Украины в составе Речи Посполитой. Казаки получили свою, хоть и ограниченную, территорию, как основу для государственного строительства. Главным советником Хмельницкого стал ранее взятый в плен шляхтич Иван Выговский, ставший войсковым писарем, организатором и начальником генеральной канцелярии – казачьего правительства, в котором сходились все нити внутренних и внешних дел.

В результате заключения Зборовского договора другие европейские государства признали Казацкую Украину как федеративное государственное образование с собственными органами власти, армией, судом, верой, языком и так далее. Казаки были удовлетворены договором, но он не внёс изменений в положение украинских крестьян, чем вызывал их недовольство. Это недовольство проявлялось, в основном, среди левобережной новопришлой части населения.

Польские войска выводились из всех казачьих городов, а евреям вообще запрещалось жить в казацких землях. Военные действия были прекращены. Татары, ограбив Киевскую область, ушли к себе.

*  *  *

В полном соответствии с содержанием Зборовского соглашения на Украину в сопровождении военных отрядов потянулись поляки-шляхтичи. Но в то время, когда Хмельницкий с казаками строил Казачье Государство, пользовался миром и укреплял связи с иностранными державами (Турцией и Москвой), крестьяне продолжали нападать на панов. Они не пускали их обратно в имения, многих убили и принудили большинство бежать обратно в Польшу. Действия крестьян негативно отражались на польско-казачьих отношениях. Но Богдан Хмельницкий, поставив перед собой твёрдую цель создания и укрепления Казачьего Государства, неуклонно шёл к этому, сурово расправляясь со всеми, кто вольно или невольно становился препятствием в создании государственности, невзирая на то, были ли это украинцы-посполитые или казаки. И даже не только простые казаки, но и заслуженные атаманы и военачальники, своеволие которых угрожало заветной цели.

Так, например, одним из вернувшихся был шляхтич Корецкий, которому в своё время принадлежали значительные владения на Волыни. Однако по его возвращении местные крестьяне оперативно создали несколько крупных отрядов и в кровопролитном бою отряд Корецкого был разбит. В сложившейся ситуации шляхтич-магнат уже подумывал о бесславном возвращении в Польшу. Но неожиданно для себя он обрёл помощь от вчерашнего заклятого врага – гетмана Богдана Хмельницкого. При этом надо понимать, что черкасы (в лице Хмельницкого и его единомышленников) не считали себя одним этническим сообществом с посполитыми и собственная государственность им была важнее украинских интересов! В силу этого и в силу понимания своих интересов гетман поначалу предложил волынским крестьянам добровольно покориться шляхтичу. Однако, видя, что их уговорить не удастся, он прибег к подавлению восстания, в ходе которого многие малороссы сложили головы. Многие из них по приказу гетмана были посажены на кол…

Впрочем, к таким жестоким акциям “батько Хмель” прибегал довольно редко. Гораздо чаще он выступал с обращениями и к возвращающейся шляхте, и к украинским крестьянам. Первым Хмельницкий советовал воздерживаться от репрессий по отношению к местному населению, вторым – не оказывать сопротивления польским панам. Естественно, рейтинг Богдана Хмельницкого среди украинских поселян, который ещё недавно был весьма высоким вследствие блестящих побед, упал практически до нуля. В сентябре 1650 года Хмельницкий обнародовал свой указ, предусматривавший смертную казнь за участие в разных волнениях и мятежах.

Хмельницкий имел большой политический и государственный талант, несомненно любил Казацкую Украину и был предан её интересам. Нелегко было двигать огромными народными толпами, оторванными прямо от плуга, или изменчивой, бурной казацкой массой, привыкшей менять гетманов на протяжении нескольких месяцев. Железной рукой Хмельницкий правил казаками, но, не полагаясь на их выдержку, а ещё менее – на народные украинские толпы, искал помощи за границей.

В конце 1650 года король собрал Вальный Сейм и предложил ему на разрешение вопросы, как отвечать на требования казаков, какими средствами добиться их успокоения. Гетману Хмельницкому он ставил в вину его сношения с турками и самостоятельные выступления против молдавского господаря; обвинял его, что он не старается ликвидировать крестьянские бунты, благодаря чему шляхта теряет доходы с пожалованных ей имений, что он угрожает, будто в случае нужды сможет сразу выставить 80 тысяч войска, что он поощряет требования реестровцев на право держать крестьян для обработки их земли и так далее. Король говорил, что казаки думают совсем отделиться от Речи Посполитой и создать свою державу под покровительством турецкого султана.

Как раз в это время от казаков пришли новые требования немедленно ликвидировать церковную унию и предоставить Хмельницкому суверенную власть на землях Левобережья, куда не имел бы доступа ни одни польский шляхтич, кроме тех, которые захотят обрабатывать землю своими руками.

Потом казаки пошли на уступки и требовали, чтобы для них назначили такую область, где бы они могли жить, не встречаясь с поляками, чтобы король и двенадцать сенаторов под присягой обещали точное выполнение Зборовского договора, чтобы при гетмане постоянно находились заложниками 3 сенатора и чтобы церковная уния была ликвидирована. Сейм отказался выполнять эти требования и постановил начать новую войну с казаками.

Польская армия вскоре выросла до 100 тысяч человек во главе с опытными начальниками. В то же время армия Хмельницкого пополнялась неустойчивыми, недисциплинированными, привыкшими к бессмысленной жестокости посполитыми. При этом крестьяне знали, что в глазах шляхты они – рабочее быдло, которое уничтожать не рационально, а покорив и наказав, лучше снова запрячь в ярмо. Поэтому в случае неудачи крестьяне готовы были свалить все вины на своих предводителей и выдать их противнику. Хмельницкий понимал это и нетерпеливо ожидал прибытия крымского хана, «от которого предполагал получить настоящую помощь, не надеясь на свои собственные силы, хотя у него имелось бесчисленное множество крестьян-повстанцев» (П. Шевалье, “История войны Казаков против Польши”). Но вскоре оказалось, что и хан был ненадёжным союзником.

*  *  *

В апреле 1651 года началось сближение польско-литовских и казацких войск. В союзе с Хмельницким выступал крымский хан Ислам-Гирей со своей ордой. Однако поддержка со стороны хана была ненадёжна, потому что донские казаки угрожали нападением на Крым.

В июле войска сошлись под Берестечком на реке Стырь. У Хмельницкого собралось до 300 тысяч разнородных войск. Произошёл сильный удар с обеих сторон. Хмельницкому не удалось сразу овладеть хорошо укреплённым лагерем поляков, а отдельные встречи не приносили казакам удачи. Наблюдавший за ходом боя Хмельницкий увидел, что хан с приближёнными снялся и бросился бежать, а за ним с поля боя побежали и тысячи татар. Хмельницкий бросился в погоню за ханом, догнав, стал упрекать в измене. Хмельницкий стал заложником при ставке хана, но отпущен, когда татары подошли к своим границам.

Казачий лагерь в решающий момент лишился своего вождя, а сборная армия не проявила достаточной стойкости. Поляки использовали панику, возникшую в рядах повстанцев, и легко овладели их укреплениями. До 20 тысяч погибло и не больше этого прорвалось из окружения. Преследуя повстанцев и жестоко расправляясь с казаками, поляки не убивали крестьян. Король даже приказал раздавать им пищу и объявить прощение в том случае, если они покинут ряды казаков и разойдутся по домам. Причины этого милосердия француз Шевалье объяснял так: «Потому что в Польше крестьяне составляют наследственную часть имения и если оно их потеряет, то найти других на их место можно только с большим трудом».

Война разоряла и Польшу и Казачью Украину, не давая перевеса ни той, ни другой стороне. Противники стали склоняться к переговорам и в августе того же года они согласились на новые условия. Реестр устанавливался в 20 тысяч, с пребыванием казачьего войска в Киевском воеводстве на “крулевщизнах” – землях, оставшихся в распоряжении короля. За реестровцами сохранялись прежние права и преимущества. Казаки, не попавшие в реестр, имели право переселяться тоже на королевские земли, но обязаны были выполнять повинности на пользу своему помещику – королю. Польские войска выводились из Киевского воеводства (Гетманщины).

В этом договоре, как и во всех других, не предусматривались никакие изменения в жизни украинских крестьян. Хмельницкий хотел видеть в них союзников, но об их интересах не заботился. Каждый раз, когда начиналась война с поляками, крестьяне толпами приходили к Хмельницкому и формировались в полки “дейнеков” под командой казачьих начальников. Но при заключении договоров гетманские соглашения с поляками ничем не возмещали усилий и потерь украинцев, что делало их готовыми к новым восстаниям. В годы мира тем же казакам приходилось по обязанности сдерживать их выступления и подавлять местные бунты. Социальные и религиозные мотивы в упорной борьбе казаков составляли второстепенную часть национально-политических целей.

Без надежды на успешный исход затяжной войны с Польшей, в обстановке весьма сложных местных национальных отношений между казаками и украинцами, гетман Хмельницкий не мог мечтать о создании полностью суверенного казачьего государства. Казаки добивались только полного самоуправления при непосредственной связи с королём, который в Речи Посполитой должен был стать королем польско-литовско-казачьим. Гетману приходилось идти на уступки и, соглашаясь на предложенные условия, искать их гарантии то у султана, то в Москве, для которых казачья борьба служила только выигрышным козырем в их вечной тяжбе с Речью Посполитой. Большинство казаков не хотело идти на близкие связи с Турцией. И они поневоле склонялись в сторону единоверного московского царя. Но Москва выжидала благоприятного момента, чтобы присоединить Землю Запорожских Черкасов навеки и с наименьшим для себя риском.

После нового казацкого поражения под Берестечком возникла необходимость перенести столицу Запорожья в безопасное место. Черкасы из Никитинской Сечи перебрались на Чертомлык…

Существование казацкого государства как самостоятельной части Речи Посполитой оказалось недолгим. Уже согласно условиям Белоцерковского договора (1651 год) между казацким гетманом Богданом Хмельницким и коронным гетманом Речи Посполитой М. Потоцким территория Гетманщины сокращалась до Киевского воеводства.

*  *  *

Бунты и восстания на Украине не прекращались. Восставшие поднимали оружие сразу против двух врагов – польских панов и казаков Хмельницкого. Своего апогея выступления достигли весной 1652 года, реально угрожая свергнуть гетманское правительство. Украинские низы выдвинули целый ряд мятежных атаманов. Ими стали Лукьян Мозыря, Вдовиченко, Хмелецкий, Бугай, Дедюля, Гладкий, Подобайло, Сулима и некоторые другие. Нет сомнения, что в этой когорте был бы и Даниил Нечай, но этот казацкий командир погиб раньше, в 1651 году, защищая молодое казацкое государство от вторжения польских войск. За этими военачальниками-радикалами стояла довольно серьёзная военная сила. Часть радикально настроенных казацких командиров, не признавая власти Богдана Хмельницкого, объявила себя альтернативными ему гетманами. А запорожец Сулима предложил низложить Хмельницкого и передать гетманскую булаву его старшему сыну Тимофею. Восставшие имели серьёзное намерение, объединив свои отряды, идти на Чигирин и убить там Богдана Хмельницкого…

Однако противникам “батька́ Хмеля” не удалось объединить свои силы в единую армию. Воспользовавшись этим, гетманские войска разгромили восставших, схватив большинство их руководителей. Их участь была предрешена. Многие  из казачьих и украинских крестьянских низов, разочаровавшись в политике Хмельницкого, покинули в 1652 году территорию Украины вместе со своими жёнами и детьми, поселившись на территориях, которые входили в состав царской России.

В 1653 году Хмельницкий в очередной раз укротил мятежную Никитинскую Запорожскую Сечь, послав туда крупные карательные силы. Дипломатия мало что могла тогда сделать – говорили пушки.

Хмельницкий видел, что ему в дальнейшем грозит опасность не совладать с недовольством низов. В ходе продолжающейся с Речью Посполитой войны у него и части его окружения утвердилась мысль, что собственными силами, без посторонней помощи казацкое государство не сможет защититься от вражеских нападений и сохранить себя. Затянувшаяся война с польской шляхтой, многочисленные нападения Османской империи побудили черкасскую гетманскую верхушку обратиться за помощью к России. Большие надежды при этом возлагались на единую веру, близость языков, культуры и исторической судьбы. Но осторожная Москва не торопилась на помощь Хмельницкому.

Вскоре возникли новые причины войны Хмельницкого с Речью Посполитой – из-за Молдавии. Поход в Молдавию старшего любимого сына Хмельницкого, Тимоша, встретил сопротивление Речи Посполитой, войска которой преградили ему путь. В начале 1653 года в Молдавии при осаде Сучавы Тимош погиб. С его гибелью развеялись гетманские планы династические (казачья монархия Хмельницких) и политические (взаимоотношения с Турцией).

Однако поляки были разбиты, и это снова втягивало казаков в войну с Речью Посполитой. Богдан Хмельницкий стал торопиться закончить переговоры с Москвой и в декабре 1653 года им снова было послано посольство в Москву. Турецкий султан и крымский хан звали казаков в своё подданство, а в Москве вопрос о приёме казаков был решён отрицательно. Москва лишь потребовала от польского правительства, чтобы оно выполняло договор, заключённый с казаками и не разоряло их земли. Поляки отвечали, что Хмельницкий предался турецкому султану и принял басурманскую веру.

6 июля 1653 года в Москве узнали, что у гетмана Хмельницкого находятся турецкие послы, которые ждут присяги казаков. И вот тогда в Москве заторопились. Царь послал стольника Ладыженского к Хмельницкому с грамотой, в которой сообщалось: «Мы позволили принять вас под свою руку, да не будет врагам Креста Христова в притчу и поношение, а ратные люди наши собираются». Хмельницкий 9 августа ответил: «Мы иному царю служить не хотим, только тебе бьём челом». Одновременно с дипломатическими усилиями по поиску сильного покровителя продолжалось строительство самобытной черкасской государственности – Гетманщины.

К 1654 году Богдан Хмельницкий со своими героическими соратниками создал Казацкую Державу, имевшую все государственные атрибуты – политическое устройство, административно-территориальное деление, высшие и местные органы власти, суд, армию, финансовую систему, дипломатическую службу, таможни, символику. Налоги собирались в Государственную казну Войска Запорожского. Казачье украинское государство имело знамя малинового цвета и герб с изображением казака с мушкетом. В Чигирине – гетманской столице – находились послы из четырнадцати государств Европы и Азии.

Свои функции высшего органа власти Генеральная Рада Войска Запорожского часто передавала Старшинской Раде, в расширенном составе включавшей генеральную старшину, полковников, сотников, представителей войска, духовенства, местной власти. Она решала все вопросы, стоявшие перед Гетманщиной. Сам гетман сконцентрировал в своих руках административную, военную, финансовую и судебную власть, созывал Рады, издавал универсалы, вёл дипломатические переговоры, руководил Генеральной канцелярией. Хмельницкий мечтал собрать “под свою булаву” всю Землю Запорожских Черкасов. Польский разведчик из Чигирина докладывал начальству: «Замысел Хмельницкого – править абсолютно и независимо, не подчиняясь никакому монарху, и владеть всей землёй, которая начинается от Днестра и идёт до Днепра и далее до московской границы».

В конце концов, московские власти пришли к убеждению, что союз с Казацкой Украиной даст им дорогу на Балканы, на Чёрное море, на запад, а главное – в случае разгрома Хмельницкого начались бы опять постоянные набеги татар и нападения поляков на Московскую землю. К тому времени Украина имела десятки тысяч опытных, лучших в Восточной Европе воинов, имевших “постоянную практику”. Поэтому проблема принятия Казацкой Украины под покровительство Московского царства была решена положительно. Таким образом, наиважнейшим событием, определившим всю дальнейшую историю черкасов, стало заключение военно-политического союза с Московским государством. Его неоднозначность уже несколько столетий разделяет по разным лагерям сторонников и противников когда-то совершённого договора.

1 октября 1653 года в Москве был созван Земский собор “из всех чинов и людей, которым объявили о приёме Войска Запорожского с городами”.

8 (18) января 1654 года в Переяславе была созвана Рада. На ней не были представлены никакие иные состояния украинского общества, кроме казаков Гетманщины (а мещане были только местные, переяславские). Это была Старшинская казацкая Рада, проводилась в тылу, отдельно от Войска Запорожского, которое готовилось на правобережной Киевщине к обороне против армии Речи Посполитой.

На Раде был гетман Богдан Хмельницкий со всей старшиной, многие полковники, но не все, около ста сотников, рядовые казаки. М. Грушевский писал: «Бутурлин рассказывает, что Войско на вопрос Хмельницкого заявило свою волю отдаться под власть царя. Затем перечитана была царская грамота, где царь обещал украинцам быть к ним милостивым и защищать от врагов. После этого послы предложили собравшимся идти в церковь, чтобы принести присягу на верность царю. Но здесь вышло недоразумение. Хмельницкий потребовал, чтобы сперва от царского имени присягнули послы в том, что царь не выдаст Украину Польше, будет защищать её от врагов и права и вольности казацкие будет соблюдать – так же, как польские короли присягали при избрании на pacta conventа. Но бояре заявили, что присягнуть не могут, так как царь московский самодержец, правит по своей воле и не присягает своим подданным. Это очень озадачило старшин, они долго настаивали на своём и, только чтобы не дать повода к разрыву, в конце концов присягнули. После этого московские послы разослали по городам и местечкам своих людей приводить к присяге Украину, бывшую во власти казацкой».

Общее число присягнувших по количеству было почти в два раза меньше, чем вся армия, бывшая под знамёнами Хмельницкого. Возникла сильная партия против присоединения казаков к Великороссии и к этой партии принадлежал один из выдающихся кошевых атаманов Запорожья – Иван Сирко. Гетману мешало выстраивать договорные отношения с Москвой и то, что присягать царю отказались несколько полковников во главе с героем войны Иваном Богуном.

Так что это был за договор, относительно которого было столько споров? На Переяславской Раде 1654 года с Россией было заключено соглашение, по которому Казацкая Украина вошла в состав России на правах такой же широкой автономии, как по Зборовскому договору входила в Речь Посполитую. Это не было присоединением Казацкой Украины к России, это было всего лишь объединением, причём, очень кратковременным. В русской истории Переяславский договор понимается как акт “Воссоединения Украины с Россией”, но в договоре речь идёт не об Украине, а о Земле Запорожских Черкасов в границах “от Чигирина до Конотопа”, как она определяется в актах того времени.

Официальное название территории “Земля Запорожских Черкасов” в русских летописях иногда заменялось и Украиной, и Гетманщиной. Но незадолго перед Переяславским договором у русских она стала именоваться Малороссией. Но это всё были названия московитов, никак не соответствовавшие реальному положению дела и не изменявшие действительных границ Земли Запорожских Черкасов.

Переход черкасов под власть московского царя произошёл под влиянием внешних причин. Казаки, спасаясь от окончательного их разгрома, искали защиты под властью московского царя. А Москва приняла их, чтобы удержать от перехода под власть Турции. Постановлением общеказачьей Переясловской Рады был принят договор типа персональной унии с Москвой. Гетманщина сохраняла своё управление и несколько ограниченное право внешних сношений, сохраняла преимущества казачьей шляхты и первенство казаков во всех общественных делах.

Подчиняясь царю, казаки по-прежнему могли избирать гетмана, как высшую местную власть, могли избирать всех должностных лиц, сохраняли привычное и освящённое веками полковое военно-административное деление края, отдельную армию, отдельные финансы и особую податную систему, суд, законы, базировавшиеся на обычном праве казачьих общин и на статьях Литовского Статута. При этом только казаки имели право занимать должности в военно-административных и судебных установлениях. Официального языком был язык Великого княжества Литовского и на нём, близком позднему белорусскому, написаны почти все aкты XVII – XVIII веков. Им же пользовалась часть населения, хотя большинство употребляло полдюжины украинских диалектов, появившихся здесь в результате крестьянских перемещений во время польского господства.

Генеральная старшина избиралась “вольными голосами”, по давнему казачьему обычаю, но после 1654 года окончательное утверждение на постах стало зависеть от гетмана и царя. Следующей административной и военной инстанцией были полковые округа. Полковой администрации подчинялись также атаманы городовые и куренные, а для неказачьих жителей городов и поселений – войты, бурмистры, советники и лавники.

Эта простая, стройная и устойчивая система указывает на многовековой политический опыт народа, который сумел не только создать оригинальные формы военной республики, но и сохранять их долгое время под иноземной властью. После присоединения по Переяславскому договору Московия стала называть край Малой Россией и пoстепенно вводила там свои порядки, но совсем уничтожить казачий строй жизни смогла только после выселения большинства казаков на новые и далекие от Малороссии места. Но это случилось уже гораздо позднее.

Основной гражданской обязанностью коренных жителей – казаков – признавалась оборона своей страны, непрерывная боевая готовность и участие в военных предприятиях. Литвино-украинские мещане и крестьяне были свободны от воинской повинности, но зато несли все тяготы по содержанию администрации и армии; многие из них, иногда целые сёла, находились в новом “подданстве” у заслуженных и влиятельных казаков, хотя крепостного права не существовало. Таким образом, всё население Малороссии слагалось из трёх основных национальных групп: господствующего военного народа казаков и жителей податного состояния – украинцев (малороссиян) и белорусов (литвы).

После заключения Переяславского соглашения судьба казацкой государственности решалась во взаимоотношениях казаков и России, где сила была на стороне последней, чем та и пользовалась, когда это было возможно.

В марте 1654 года посольство Хмельницкого в Москву в составе П. Тетери и С. Зарудного получило от царя Алексея Михайловича документ, определявший статус Казацкой Украины и её отношения с Московским царством – “Статьи Богдана Хмельницкого”. Из 23 пунктов проекта договора Москва утвердила лишь 11. “Статьи Богдана Хмельницкого” устанавливали автономию Украины в следующих делах: право избрания гетмана; реестр казаков в 60 тысяч бойцов; гетман сохранял право дипломатических отношений со всеми странами, кроме Турции и Польши, но с обязательным уведомлением царя, если послы от других правительств придут с “противным делом”. Подтверждались права украинского митрополита и духовенства. Особыми грамотами подтверждались сословные привилегии казацкой шляхты и права отдельных городов.

*  *  *

Запорожский Низ не принимал участия ни в переговорах с Москвой, ни в постановлениях Переяславской Рады, ни в присяге на верность московскому царю. К этому времени Сечевая Республика уже сложилась в самостоятельный и хорошо организованный организм, дружественный с Гетманщиной, но от неё политически отдельный. Когда Гетманщина рискнула соединиться с Московией, Низ продолжал идти своим путём, продолжал делать историю казачьей народности, оставаясь отдушиной, куда могли стекаться все казаки, чем-то недовольные.

Новую элиту Гетманщины, которая пришла на место прежней, польско-шляхетской, составили сам гетман и верные ему казаки-военачальники. В результате социальных процессов казачий народ поделился здесь на классы и сословия: появилась старшинская шляхта и привилегированные реестровцы, перенимавшие обычаи и язык поляков; появились казаки-мещане крупных городов, где сохранялась атмосфера Литвы с литвинским языком; появились казаки-землепашцы и панские “подданные” в густой и многочисленной среде украинских переселенцев. Через два-три поколения казаки и сами уже не могли определить своё этническое место в этой пёстрой мешанине и только предания помешали их окончательной ассимиляции. Благодаря им они помнили о своём особенном происхождении и в ХVIII веке говорили А.И. Ригельману, что они «происходят от народа козарского и поселились при Днепре реке и оттоль распространились по всем тем местам, где ныне обитают». Они знали, что их предки проживали при Днепре во время Киевской Руси и всегда просили царя признать «прежние их права и вольности войсковые, как издавна бывали при великих князьях русских и при королях польских, что суживались и вольности свои имели в добрах и судах, и чтобы в те их войсковые суды никто не вступался, но от своих бы старшин судились». Просили «прежних их прав, каковы даны духовного и мирского чину людем от великих князей русских и от королей польских, не нарушать» (жалованная грамота царя Алексея Михайловича гетману Богдану Хмельницкому и всему Войску Запорожскому от 27 марта 1654 г.).

В Москве тоже помнили об их отдельности и от литвы (белорусов) и от украинцев (малороссиян). Помнили даже их летописную древность, откуда их предки пришли на Днепр, и неизменно называли их черкасами, людьми, пришедшими с Кавказа. Но в народных массах убеждённость об особых правах основывалась не на истории, а на их военном строе. Неразбериха была не меньшая, чем она существует в народе теперь, при разнообразных взглядах на национальные права казаков.

В первый период после Переяславской Рады Казацкая Украина была для Московского царства отдельной державой. Даже в единственном сохранившемся источнике – “Статейном списке” боярина-посла В. Бутурлина говорилось: «Московское государство и Войска Запорожского Украина». Сам Хмельницкий, избегая употреблять в переговорах с Московским царством слово “Украина”, использовал слова “Войско Запорожское”.

Казацкая политическая мысль того времени отражала особенности казацко-московских отношений и разрабатывала принципы желательного политического строя казацкого государства, которые так и не были приняты Москвой ни в каком из вариантов ни тогда, ни, тем более, позднее. Московские власти считали, что договор с Гетманщиной действовал только на время жизни Богдана Хмельницкого, и возобновляли его с каждым новым украинским гетманом, каждый раз внося изменения в свою пользу.

После принятия казаков и населения в подданство царя Москва втягивалась в войну с Польшей. Но с её началом определился характер лидеров только что присоединённого края и их нежелание безоговорочно подчиняться приказам Москвы. В походах Хмельницкий и другие казачьи атаманы действовали совершенно самостоятельно от московских воевод и не считали себя их подчинёнными. Хмельницкий задался целью образования федеративного союза днепровских казаков, слободского населения, Молдавии, Валахии и Трансильвании под покровительством польского короля, и одновременно заключил договор со шведским королём о разделе Речи Посполитой. Со стороны Хмельницкого и старшин проявилось полное нежелание считаться с авторитетом московской власти, а кроме того, выяснилось недовольство со стороны киевского духовенства принятым подданством Москве. Киевский митрополит писал на польский Сейм, что с московскими людьми в союзе быть невозможно.

В сентябре 1656 года в Вильно Московское царство и Речь Посполитая подписали перемирие в военных действиях – без участия казаков. Польская Корона и Московское царство делили казацкие земли так, как будто бы там никто не жил. Часть казачьих территорий получила Москва, часть – Польша. С 1656 года пошло “политическое” разделение украинских земель на Левобережную и Правобережную Украину. Хмельницкий, сразу же после случившегося начавший переговоры со Швецией о возможном протекторате, писал царю: «Шведы – люди честные: пообещав дружбу и союз, они держат слово. А царь, подписав перемирие с поляками, и имея намерение вернуть нас в их руки, поступил с нами бессердечно».

Богдан Хмельницкий попытался создать новую антипольскую коалицию, чтобы сохранить территориальную целостность Казацкой Украины и заключил союз со Швецией, воевавшей с Речью Посполитой, послав на помощь шведскому королю 12.000 запорожцев. Разгневанная Москва послала к уже болевшему Хмельницкому послов, но тот всё равно не отозвал запорожцев – те сами вернулись, узнав, что у России с Речью Посполитой заключён мир.

Великий гетман не успел довести до конца дело становления казацкой государственности – он умер в пять часов утра 27 июля 1657 года в Чигирине и был похоронен в Суботове – «множество людей, а больше всего казаков плакали много над гробом вождя своего». Попытка создания самостоятельного Казацкого Государства со смертью основателя украинской Казачьей державы Богдана-Зиновия Хмельницкого была раздавлена военной мощью соседей – Польши и Московии. Дальше лишь следовала агония родившегося, но так и не успевшего встать на прочные основы Казачьего Государства.

*  *  *

После смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году гетманом стал его сын Юрий, совершенно непригодный для этой роли. Выговский, занимавший место войскового писаря при Богдане Хмельницком, был назначен опекуном его сына, но фактически управлял Войском. Сразу после смерти Богдана Хмельницкого Выговский пытался вести дипломатическую игру, но у него ничего не получалось, поскольку среди казаков начались распри и не было единого общепризнанного авторитета. Казаки отстали от Варшавы, но и не пристали к Москве. Казаки и население разделились на левобережную часть, где господствовали гетманы, державшиеся московской стороны, и на правобережную, где вождями были тяготевшие к Речи Посполитой. Запорожье с простым народом и казаками тянулось к православной Москве.

В том же 1657 году, после месячного гетманства Юрия Хмельницкого, Выговский собрал в Чигирине Раду и был избран гетманом Войска Запорожского и обеих сторон Днепра. Запорожское Войско Низовое, как и всегда, оставалось отдельным политическим сообществом, вело самостоятельную политику и в выборах участия не принимало. Два года гетманской власти Выговского ознаменовались непрерывными восстаниями в Левобережье.

Поскольку после смерти Богдана Хмельницкого Речь Посполитая активизировала свои действия по возвращению в свой состав Казацкой Украины, перед Иваном Выговским стояла сложнейшая задача – сохранить и приумножить созданное великим Богданом государство. Но как стратег Выговский был намного слабее Хмельницкого. Речь Посполитая, стараясь привлечь казаков на свою сторону, обещала им широкие льготы, а Выговскому должность сенатора. Но он видел, что Речь Посполитая не в состоянии противостоять укрепившейся Москве и стал вести переговоры с Крымом, отправив хану послов с извещением, что он отказывается от подданства Москвы. Противодействуя планам Выговского, русский царь уже убедительно просит донских казаков «чинить над Крымом промысел, сколько вам милосердный Бог помочи подаст…». Но ещё до получения грамоты, узнав о выступлении крымцев в Малороссию для соединения с гетманом Выговским, донцы бросились на 30 стругах в море и понесли смерть и ужас по всему крымскому побережью. От берегов Крыма они перешли на Таманский полуостров и уничтожили там все улусы до Темрюка, потом появились на берегах Малой Азии и даже близ Царьграда. Руководителем этого похода был промосковский атаман Корнила Яковлев. Турция послала в Москву извещение, что она считает днепровских казаков свободными от власти московского царя.

Статьи Переяславского договора всё ещё не применялись в жизни. Московское правительство трактовало его, как подданство, а казаки, особенно в части старшинской, понимали договор, как соглашение о персональной унии, то есть ожидали покровительства единоверного государя взамен за постоянную и верную ему службу с оружием в руках, но без нарушения широкой казачьей автономии.

Чувствуя, что Москва заинтересована в продолжении беспорядков и возможно большем обнищании Гетманщины, Выговский обратил свои взоры к Польше. Он вступил в переговоры с королём и тайно перешёл на его сторону. 6 сентября 1658 года Иван Выговский сделал серьёзный шаг в попытке выйти из длящейся уже 10 лет войны хоть с каким-то приемлемым для казаков результатом. Он вновь попытался превратить двуединую польско-литовскую Речь Посполитую в триединую республику польско-литовско-казачью. Договор в Гадяче, подписанный представителями польско-литовской Короны, с одной стороны, и Иваном Выговским, гетманом Войска Запорожского и обеих сторон Днепра, с другой стороны, устанавливал присоединение казачьей Гетманщины к Речи Посполитой на тех же основаниях, на каких по Люблинской Унии в 1569 году произошло соединение Литвы и Польши. По его смыслу должна была родиться федерация трёх равноправных народов, пользующихся широкими автономными правами в границах общего межгосударственного союза. Раньше Хмельницкий и казаки ничего другого и не желали. Но после новой кровавой борьбы с поляками, после Переяславского договора – персональной унии с Московией, Гадяцкий договор пришёл слишком поздно. Он был утверждён польским Сеймом в 1659 году, но оказался лишь бумажным актом. Казачий край на Днепре находился в центре противоположных интересов соседних держав – Польши, России и Турции. Каждая из этих стран претендовала на казачьи земли и старательно разрушала всякую попытку соглашения казаков с двумя другими. В этом споре выиграла Москва. Договор в Гадяче не был проведён в жизнь и остался для истории только показателем политических чаяний одной из казачьих партий той эпохи.

17 октября 1659 года в Переяславле состоялась промосковская Рада. От имени обеих сторон Днепра было постановлено отнять знамя у Выговского и передать его Юрию Хмельницкому. Старые и новые статьи определяли обязанности гетмана и казаков, в которых указывалось, что гетман с войсками должен быть готовым на царскую службу. Без государева указу на войну не ходить. Полковники и посольства принесли присягу московскому царю. Но среди казаков-противников присоединения к Москве выражалось неудовольствие. Наступал период одновременного существования нескольких гетманов, имевших разных иностранных покровителей. Днепровские казаки оказались разделёны по противоборствующим лагерям, что в конечном итоге всегда приводило к отрицательному результату: воюя друг с другом, казаки неизменно использовались какой-то третьей, неказачьей силой. Естественно, эта третья сила не была заинтересована в существовании сильного Казачьего Государства.

 

На картине М. Хмелько: гетман запорожских казаков и князь украинского народа Богдан Хмельницкий.

 

Поделиться...
  •  
  • 8
  • 97
  •  
  •  
  •  
  • 38
  •  
  •  
  •  
  •