сформирована первая в современности община (приход) воссоздаваемой казаками старинной Казачьей Церкви

15 ДЕКАБРЯ – ДЕНЬ ВОССОЗДАНИЯ КАЗАЧЬЕЙ ЦЕРКВИ

Вольному воля, а спасённым рай.

Песня Д. Маликова

15 декабря 2018 года в Москве собрались казаки из разных районов Москвы и городов Подмосковья, сформировав первую в современности общину (приход) воссоздаваемой ими старинной Казачьей Церкви. По “доброй традиции”, часть из ранее намеревавшихся участвовать в её учреждении, по разным причинам не смогла придти. Однако один из намеревавшихся, но сильно припозднившийся, дожидался даже на выходе из метро и аж до появления возвращавшихся назад участников прошедшего мероприятия…

Конечно, как и сами казаки составляют меньшинство в нынешних России, Украине и Казахстане, так и меньшинство их, мирян и священства Казачьей Церкви, будет в общем Православном мире. Однако, это меньшинство, вне всякого сомнения, будет состоять из гораздо более социально активных последователей, нежели имеют в лице своих прихожан другие Церкви, территориально непосредственно соприкасающиеся с общинами Казачьей Церкви. А это многого стоит! Так, в качестве исторического примера, мы можем привести ситуацию во Франции во второй половине XVI века, когда практически на равных боролись в так называемых Гугенотских войнах католики и протестанты в течение 36 лет (1562 – 1598). А ведь в 20-миллионной Франции того времени протестантов было всего-то 1 миллион последователей!

Итак, на учреждение первой в современной истории казачьей церковной общины прибыло 11 казаков (не считая 12-го, опоздавшего, но готового, как потом выяснилось, согласиться с принятыми решениями), проживающих в разных районах Москвы и в нескольких городах Подмосковья – Дубны, Раменского, Егорьевска, Щёлково и Обнинска. Освещать событие прибыли два казачьих СМИ – сайт “Казачий информационно-аналитический центр” (КИАЦ) и журнал “Казаки”.

В самом начале собрания казакам был роздан текст, озаглавленный «Об особых правах и обыкновениях Казачьей Церкви (“Конституция Казачьей Церкви”)». Именно он будет составной частью возможного томоса об учреждении Казачьей Церкви в соответствующем договоре между нею и избранной самими казаками Матерью-Церковью. Вот его содержание, которое необходимо знать казакам в других местах жительства, если они примут решение и у себя создавать церковные общины (приходы):

«1. Казачья Церковь – это возрождённая после её насильственной ликвидации в условиях Российской империи христианская православная церковная организация Казачьего Народа, имеющая целью обеспечение его религиозных нужд и потребностей, ведущих к честной и праведной земной жизни и к Царствию Божьему после кончины. В основе организации и деятельности Казачьей Церкви лежат её исконные традиции и обычаи, признававшиеся ранее в качестве её своеобразной “конституции”. При этом Казачья Церковь не претендует на монопольную роль в Казачьем Народе, поскольку казаки придерживаются принципа веротерпимости и считают, что каждый вправе верить так и в составе той церковной организации, как и в какой он считает для себя более приемлемым. Казачья Церковь не стремится стать основанием для размежевания казаков.

  1. Казачья Церковь исповедует свою историографию. Проповедником и первокрестителем предков казаков Казачья Церковь признаёт и почитает святого апостола Андрея Первозванного, ведшего свою миссионерскую деятельность в I веке от Рождества Христова в землях скифских и на Кавказе. А основание Казачьей Церкви казаки признают с начала II века от Рождества Христова, когда появились её первые епархии.
  2. В Казачьей Церкви отсутствует понятие “раб”, её священнослужители полностью равны с остальными представителями Казачьего Народа, а последние являются не “рабами Божьими”, но “детьми Божьими”. В случае совершения священником Казачьей Церкви поступков, за которые казак-мирянин должен нести какую-либо ответственность, казачий священник несёт её точно так же, как если бы он был мирянином.
  3. В Казачьей Церкви не практикуется целование руки священнослужителям, поскольку и казаки-миряне, и казаки-священнослужители равно под десницей Божьей пребывают и равно милости Божьей удостоены.
  4. Вопросы венчания и брака являются для казаков делом сугубо личным, подлежащим лишь оглашению перед членами казачьей общины. Церковь не вправе диктовать им свою волю. И потому церковное оформление этого акта является не обязательным, а сугубо добровольным. В случае нежелания продолжать свой семейный союз муж и жена могут развестись, также объявив об этом публично.
  5. Главный принцип взаимоотношений между казаками и Казачьей Церковью является: «Не казаки для Церкви, а Церковь для казаков». Вся религиозно-духовная жизнь казаков и казачек проходит в пределах своей общины (прихода), поэтому главным звеном Казачьей Церкви является именно приход, в котором волей самих казаков определяются все правила внутренней жизни, организации и деятельности.
  6. Для духовного окормления своих общин (приходов) казаки общим решением сами определяют и выбирают себе священника, отвечающего их понятиям о добром и злом пастыре, а также решают вопрос о его отстранении от обязанностей священника в случае совершения им порочащих его поступков или идущих против воли казачьей общины (прихода). По избрании священника казаки направляют сообщение о том соответствующему архиерею Казачьей Церкви с традиционной формулировкой: “Духовен, смирён и неупоен, и нам, казакам, он угоден”, после чего архиерей утверждает его назначение.
  7. Священники казачьих общин (приходов) Казачьей Церкви исполняют исключительно религиозно-духовные обязанности в этих общинах (приходах) и в повседневной жизни являются полностью равны казакам-мирянам, не имея каких-либо особенных перед ними прав или привилегий, наравне со всеми подчиняясь решениям казачьего Круга (общего собрания) казаков.
  8. Священники-казаки имеют полное право носить при общем для всех православных служителей одеянии не обычные для них головные уборы (камилавки), которые к тому же считаются ещё и наградой, но головные уборы, указывающие на их принадлежность как к Казачьему Народу, так и к Казачьей Церкви – папахи и фуражки. Особенно это желательно на казачьих Кругах. Для них это то же самое, что камилавка. Заметим, что дореволюционные священники и современные митрополиты государственной Церкви могли и могут с рясой носить шляпу, а это то же самое, что и казачий головной убор для казака-священнослужителя.
  9. Поскольку распад семьи и развод с супругой, случающийся у священников, как правило не связан с их пастырской деятельностью, сам по себе развод не является основанием для препятствования отправлению ими обязанностей окормления своей казачьей общины (прихода).
  10. В случае отсутствия в казачьей общине (приходе) своего избранного священника казаки вправе выбрать себе взамен него уста́вщика из числа казаков благонравного поведения и знающего церковный устав (правила поведения и отправления церковных служб).
  11. Церковнослужители (низшие клирики) по мере необходимости и по представлению священника утверждаются казачьим Кругом (казачьим приходом). Имеются пять их степеней (званий) – три младших и две старших.

Младшие церковнослужители: 1. Пономарь (самая низшая степень), 2. Псаломщик, 3. Иподиакон. Но это – лишь степени, а их носители могут занимать в церковной общине (приходе) разные должности, например сторожа, водителя, секретаря, бухгалтера и так далее, в зависимости от размеров общины и её потребностей.

Старшие церковнослужители (помощники иерея): 1. Диакон, 2. Протодиакон.

  1. Архиереи (епископы, архиепископы, митрополиты) в Казачьей Церкви несут на себе обязанность апостольского преемства в рукоположении избранного казаками священства (иереев и протоиереев), надзирания и посильной помощи приходам и храмам на территориях, им подведомственным, для осуществления внешних представительских функций Казачьей Церкви. Архиереи не могут вмешиваться в духовные и организационные дела казачьих приходов, поскольку их причты, то есть лица, служащие при каком-либо храме (приходе) – как священник и диакон, так и младшие церковнослужители – определяются по утверждению казачьего Круга (казаков прихода).
  2. Глава Казачьей Церкви избирается на Поместном Соборе Казачьей Церкви с последующим утверждением его первосвященником той церковной организации (патриархата или митрополии), коей подлежит и от которой получила автономные права Казачья Церковь.
  3. Поместный Собор Казачьей Церкви собирается в составе всех епископов (архиереев) Казачьей Церкви, а также с представительством от священничества и мирян Казачьей Церкви. Он решает наиболее важные вопросы внутренней жизни и внешней церковной политики Казачьей Церкви».

*  *  *

Затем началось само учредительное собрание и первым выступил с докладом Лидер Всеказачьего Общественного Центра А.В. Дзиковицкий.

Вот его выступление:

«Прежде всего, хочу сказать, что мы собрались на учреждение общины Казачьей Церкви в довольно символичное время. 13 декабря – празднование дня апостола Андрея Первозванного, который первым крестил казачьих предков в Северном Причерноморье и на Кавказе ещё в I веке нашей эры. Он же был первым из учеников Христа, почему и получил имя Первозванный. А мы, приступая к созданию общины Казачьей Церкви, не только создаём её в дни поминовения святого апостола, но и тоже являемся, несмотря на имевшиеся другие подобные попытки, первыми в учреждении казачьей общины в нынешнее время.

Своё выступление я начну с, так сказать, философской мысли. Ничто в истории никогда не бывает раз и навсегда, поскольку всегда наличествует вероятность того, что кто-то вспомнит о когда-то прежде бывшем и, воспользовавшись обстоятельствами, посчитает возможным восстановить то самое прежде бывшее. Эту мысль я привёл как раз по поводу нашего сегодняшнего мероприятия – практического создания Общины Казачьей Церкви Москвы и Подмосковья, что ранее мы уже много раз обсуждали, и о чём не раз говорили и писали, создав группу “Казачья Церковь” в Фейсбуке и отдельную рубрику “Казачья Церковь” на сайте “Всеказачий Общественный Центр”.

Сегодня здесь собрались казаки, которые считают не только возможным, но и необходимым условием действительного становления Казачьего Народа, как народа, вспомнить о когда-то существовавшем в казачьей среде особом, собственном церковном бытии, собственном церковном порядке, собственных церковных обычаях, имевших существенные отличия от принятых среди других народов. И стремлением к воссозданию особой Казачьей Церкви мы чётко даём понять, что хотим возродить прежнюю казачью церковную жизнь, прежние отношения между казаками-прихожанами и казачьим священством, прежние казачьи церковные правила, ранее изложенные нами в документе с названием “Об особых правах и обыкновениях Казачьей Церкви”, составленном на основе исторических источников и свидетельств.

Для наших чаяний сегодня сложилась уникальная возможность, которая далеко не всегда выпадает в период жизни даже нескольких поколений казаков. Конечно, в качестве секты мы могли бы оформиться и существовать и при прежних обстоятельствах, но ныне у нас появились более интересные перспективы. Разлад созданной Сталиным в 1943 году РПЦ Московского патриархата с Константинопольским патриархатом и, как одно из его проявлений, предоставление автокефалии Православной Церкви в Украине, даёт и казакам некоторые, пока, правда, туманные надежды. Как говорят эксперты в церковных вопросах, следующим шагом может стать отделение от РПЦ МП и получение томоса на автокефалию Белорусской Православной Церковью. А попутно уже сейчас принято решение Синодом Вселенского патриархата о ликвидации Русской Православной Церкви Зарубежья – в той её части, которая существовала в Западной Европе и вошла в подчинённо-дружественные отношения с РПЦ МП.

Короче говоря, Константинопольский патриарх Варфоломей, многие годы ничем особым не проявлявший себя, в последнее время стал проводить активную церковную политику и повёл широкое наступление по всем фронтам на РПЦ МП – структуру под командованием Владимира Михайловича Гундяева, именующегося ныне патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Не будем подробно останавливаться на том, что под его руководством РПЦ МП сплелась с режимом российского президента В.В. Путина “до степени неразличимости”, а потому, с провалом путинской политики по всем внешним и внутренним направлениям, тоже попала в положение мирового и внутреннего изгоя. Просто упомянули об этом и достаточно. Для нас гораздо интереснее, какие перспективы казаки имеют перед собой, в том числе и в связи с нынешней ситуацией в восточном христианстве.

Вернёмся к своим непосредственным делам. Прежде всего, спускаясь вниз, на наш уровень, мы можем сказать, что уже сегодня есть возможность и получено принципиальное согласие от двух архиереев рукоположить нашего уста́вщика Сергея Владимировича Скоробогатова в священники именно нашей, Казачьей Церкви. И у нас на сей счёт имеется даже некоторый выбор. Но также у нас имеется и весьма существенная проблема, которая никак не решается – необходимо помещение под нашу общинную церковь, где мы могли бы встречаться и на службы, и на торжества, и на совершение таинств и обрядов, и просто для общения как прихожане одного прихода. И пока решения этой проблемы не видно.

Другой вопрос более глобальный. Каждая национальная Поместная православная Церковь имеет свою территорию – национальное государство. Казаки на сегодня своего государства не имеют. И потому, как говорят некоторые наши недоброжелатели, мы не можем иметь свою Церковь. Однако именно на такие неординарные условия Христианство в процессе своей двухтысячелетней истории нашло решение. Это учреждение экзархата. Экзарха́т – от греческого “экзархос”, то есть “глава, руководитель” – это церковная область, лежащая за пределами страны, в которой расположен патриархат (или митрополия). Иначе говоря, в условиях не родственного и не единомышленного окружения, в отрыве от Матери-Церкви. При этом в состав экзархата могут входить несколько епархий, епископы и архиепископы которых подчинены экзарху. Так что нам, воссоздавая Казачью Церковь, придётся, видимо, ориентироваться на создание её в виде экзархата. Но сегодня мы решаем не этот вопрос и озвучено это только для того, чтобы каждый наш прихожанин, будь у него желание и возможности, мог бы потом, на досуге, обдумать ситуацию и, если появятся какие-то интересные предложения, озвучить их перед другими братьями.

Ещё один важный вопрос касается, так сказать, “церковной крыши”. То есть, под крышей какой конкретной Церкви мы могли бы создать казачий экзархат. Ведь экзарх, хотя и пользуется самостоятельностью, подчинён, хотя бы даже и достаточно формально, главе своей церковной организации (патриарху или митрополиту и его Синоду). И вот тут, в решении этого вопроса, у нас сегодня имеется целый веер возможностей. Вопрос лишь упирается, во-первых, в удалённости возможной Матери-Церкви от спецслужбистской Московской патриархии. Во-вторых, в канонической преемственности этой Матери-Церкви, позволяющей избежать обвинений в связи с лжепророками. И, в-третьих, по возможности в соответствии или наиболее близком соответствии с казачьей исторической традицией.

Мы это, при желании, можем, конечно, начать обсуждать и сегодня, но принятие окончательного решения – это дело не сегодняшнего дня. Ведь требуется не только хорошо взвесить все “за” и “против” при разных вариантах с точки зрения приемлемости этих вариантов для казаков, но и постараться просчитать возможные последствия нашего решения. Просчитать так, чтобы это решение шло на пользу Казачьему Народу и, желательно, не подставляло его под ненужные ему удары. (Хотя и удары иногда бывают нужными)».

Затем Дзиковицкий передал слово С.В. Скоробогатову – представителю Катакомбной Церкви Истинно-православных христиан, которая из братского христианского самосознания оказывала и продолжает оказывать организационную помощь в становлении Казачьей Церкви. Он, Сергей Владимирович, изначально намечался на должность уста́вщика (с последующим рукоположением в иереи) в учреждённом приходе Казачьей Церкви, поскольку соответствует всем необходимым для такой должности требованиям: этнический казак, хорошо знает церковную службу и имеет 10-летний опыт таковой службы. Он сегодня впервые знакомился со своей будущей паствой, а прихожане создаваемой  общины – со своим пастырем.

Потом выступали казаки. В частности, Е.В Косов заявил, что Казачья Церковь непременно должна нести в своём названии определение “апостольская”, мотивируя это тем, что первых праказаков крестил апостол Андрей Первозванный. Казак О.С. Хабаров предлагал самоназваться “Экологической Казачьей Церковью” (правда, это шутка, которую изобрели участники собрания после его выступления). В конечном итоге остановились на том, что пока будем именовать себя всеми нормально воспринимаемым определением – “Казачья Церковь”. Далее, при наличии разных общин с разными мнениями, подумаем. В целом все сошлись на том, что своя Казачья Церковь, категорически необходима. И это главное!

Затем были приняты следующие решения:
  1. Учредили единогласно “Казачью общину (приход) Казачьей Церкви”.

2. Поручили разработать внутренний устав Казачьей Церкви (без регистрации его во властных структурах) брату С.В. Скоробогатову, взяв за основу устав Катакомбной Церкви (в дальнейшем было решено подключить к этому брата М.С. Галагана, сведущего в юридических вопросах).

3. Решили провести следующий сбор общины (прихода) на свою приходскую церковную службу 6 января 2019 года – в канун Рождества Христова.

4. Был избран уста́вщик первого прихода Казачьей Церкви – брат казак С.В. Скоробогатов.

5. Был избран помощник уста́вщика первого прихода Казачьей Церкви – брат новоучреждённой общины казак С.С. Новиков.

*  *  *

Во время собрания некоторыми его участниками было сообщено, что уже имеются подобные, пока официально не объявленные, казачьи церковные общины и в других регионах страны. Это даёт надежду на быстрое становление Казачьей Церкви не только в Московском регионе, но и в гораздо большем пространстве. Мы надеемся, что на основе ныне созданной общины Казачьей Церкви Москвы и Подмосковья постепенно начнут возникать отдельные самостоятельные общины (приходы) как в самой Москве, так и в городах и районах Подмосковья. И, кроме того, в более отдалённых местах, что позволит Казачьей Церкви создать свои полноценные епархии.

Обсуждавшиеся вопросы.

Этническая платформа почему-то всё никак не может объединить Казачий Народ в борьбе за свои интересы (да и Московская патриархия в лице её главы Кирилла подливает масла в огонь раздрая, утверждая, что казаки – это не народ, а некое “состояние духа”). Участники собрания пришли к общей надежде: может, на фундаменте своей Церкви казаки смогут, наконец, найти объединяющую их духовно-организационную основу?!

При этом все понимают, что, конечно, стоит ожидать резкого неприятия Казачьей Церкви со стороны РПЦ МП. Однако это решение – вопрос сугубо нашей религиозной свободы выбора и нашей казачьей совести. А иерархам Московской патриархии мы можем лишь посоветовать направить свои воспитательные усилия на иных граждан, гораздо более далёких от Православия, нежели казаки.

Или что, – задавали риторический вопрос участники создания казачьей общины, – по казакам-православным легче бить, нежели по атеистам, язычникам, сектантам, католикам и прочим? Так тогда лучше вообще кому-то даже не заикаться о своей “борьбе за души человеческие ради Царства Божия”!

А в завершение нашего информационного сообщения хотелось бы обратиться к неравнодушным казакам (прежде всего к координаторам Всеказачьего Общественного Центра) с предложением выступить и в других, в том числе отдалённых местах, с инициативой создания своих общин (приходов) Казачьей Церкви. Ведь понятно, что лишь когда у казаков появится широкая сеть таких приходов, можно будет уверенно говорить о том, что Казачья Церковь действительно воссоздана, состоялась и начала жить самодостаточной церковной жизнью.

Что для этого нужно решить на местах? Надо решить всего два вопроса. Во-первых, найти минимум 3-х казаков, готовых сформировать общину (приход) Казачьей Церкви. Во-вторых, найти казака, знающего хотя бы минимум православных молитв и порядок ведения церковного чина, обрядов для нужных жизненных случаев, который готов стать уста́вщиком прихода (с рукоположением его в будущем в священники). Если есть на примете ещё один казак, хорошо разбирающийся в церковных обрядах, его желательно также привлечь в общину в качестве помощника уста́вщика с перспективой рукоположения в диаконы.

Вот такие не слишком сложные, но весьма важные задачи стоят на сегодня перед энтузиастами воссоздания Казачьей Церкви. И да поможет нам в их успешном решении Всемогущий Бог и святой покровитель Казачьего Народа апостол Андрей Первозванный!

Собственная информация.

 На фото: момент заседания участников создания казачьей общины (прихода) 15 декабря 2018 года.

Поделиться...
  •  
  • 4
  • 776
  •  
  •  
  •  
  • 37
  •  
  •  
  •  
  •